Ограничение права собственности гк рф

Статья 209. Содержание права собственности

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к Ст. 209 ГК РФ

1. Право собственности занимает главенствующее место среди вещных прав. Наряду с правом собственности вещными правами, в частности, являются сервитуты, право хозяйственного ведения, право оперативного управления и др. (см. ст. 216 ГК и комментарий к ней).

Вещные права (и право собственности в том числе) характеризуются рядом признаков, позволяющих, с одной стороны, рассматривать их как систему, а с другой — отличать от других гражданских прав.

Во-первых, объектами вещных прав являются вещи — предметы материального мира, могущие быть в обладании человека и служащие удовлетворению его потребностей.

Во-вторых, существование вещного права означает установление отношения субъекта к вещи. Так, когда речь идет о собственности, мы говорим: «Это мое», «Это чужое».

В-третьих, интерес управомоченного лица — обладателя вещного права — удовлетворяется посредством собственных действий, а не через действия лица обязанного. Так, собственник использует принадлежащую ему вещь по своему усмотрению своими действиями, а обязанными являются все третьи лица («всякий и каждый»), и обязанность сводится к тому, чтобы не препятствовать собственнику (не нарушать его прав). Использование этого признака дает возможность очень четко отличать вещные права от обязательственных, где интерес управомоченного лица всегда удовлетворяется через действия лица обязанного.

В-четвертых, вещные права являются абсолютными — точно известен обладатель права (управомоченное лицо), а обязанными являются «всякий и каждый» (все третьи лица). В относительных же правоотношениях субъектный состав всегда четко определен (например, продавец и покупатель, арендодатель и арендатор и т.д.).

Право собственности является бессрочным, существуют особые способы его защиты.

2. Собственность в экономическом смысле есть исторически сложившиеся общественные отношения по присвоению материальных благ.

Право собственности в объективном смысле представляет собой систему норм, регулирующих указанные общественные отношения.

Субъективное право собственности (право собственности в субъективном смысле) есть обеспеченная законом мера возможного поведения по владению, пользованию и распоряжению имуществом своей властью и в своем интересе. Таким образом, содержание субъективного права собственности составляют три элемента (правомочия):

1) право владения;

2) право пользования;

3) право распоряжения.

Совокупность этих правомочий именуют триадой.

Право владения — обеспеченная законом возможность обладать вещью, иметь ее у себя физически, господствовать над нею. При этом обладатель понимается в широком смысле. Владеет вещью тот, кто держит ее в руках, а также субъект, в чьем хозяйстве она находится как объект, доступный его физическому, техническому и иному воздействию. Поэтому в качестве объекта владения могут выступать и такие вещи, как участок земли, участок недр, здания, сооружения и иные объекты, которые физически невозможно «держать в руках».

Право владения может принадлежать не только собственнику. Собственник может передать вещь в аренду, на хранение, в залог и т.д. Естественно, у того, кому передана вещь, возникает право владения. Но не утрачивает соответствующее право и собственник. Он лишь перестает его осуществлять: вещью владеет арендатор, хранитель, залогодержатель и т.п., но собственник сохраняет признанную и гарантированную законом возможность обладать этим имуществом.

Право владения, принадлежащее собственнику, отличается от одноименного права другого лица, в частности, тем, что право владения лица, не являющегося собственником, носит производный характер. Право владения собственника всегда существует в единстве с правом пользования и правом распоряжения. А носитель права владения — несобственник может не иметь права пользования (например, при хранении, залоге), или условия пользования определены собственником. Как правило, владелец-несобственник не имеет права распоряжения вещью.

Право пользования — обеспеченная законом возможность извлекать из вещи ее полезные свойства. Конкретные формы пользования зависят от естественных свойств той или иной вещи. Вещь может использоваться как по назначению, так и иным способом.

С согласия собственника его вещью могут пользоваться и другие лица. Например, по договору аренды собственник-арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование (ст. 606 ГК).

Право распоряжения — обеспеченная законом возможность определять юридическую судьбу вещи. Распоряжение осуществляется посредством совершения юридических актов, т.е. действий, направленных на достижение юридических последствий. Распоряжаясь вещью, собственник ее продает, дарит, передает в аренду и т.д. Иногда право распоряжения имуществом может принадлежать и несобственнику. Так, арендатор (наниматель) при определенных условиях может сдать вещь, полученную им по договору аренды (найма), в субаренду (поднаем) (ст. 615 ГК). Но несобственник никогда не наделяется правом распоряжения вещью в полном объеме.

Следует еще раз подчеркнуть, что указанные правомочия (владения, пользования, распоряжения) собственник реализует по своему усмотрению (своей властью в своем интересе). Если он делегирует эти полномочия (все или их часть) кому-либо, то это лицо действует властью собственника.

Если собственник реализует принадлежащие ему правомочия вопреки своей воле (властью другого лица), то чаще всего понуждение собственника есть правонарушение (если только закон не наделил это другое лицо правом требовать от собственника определенного поведения). При осуществлении собственником своих правомочий властью другого лица имущество используется в интересах третьих лиц, государства и общества и т.п. Собственник может своей властью допустить использование (или использовать) своего имущества таким образом, чтобы непосредственно удовлетворялся интерес кого-то другого. Как правило, в таких случаях удовлетворяется и интерес собственника.

3. В Конституции РФ предусматривается, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (ч. 3 ст. 35) .

———————————
В Декларации прав человека и гражданина 1789 г. было провозглашено: «Так как собственность есть право неприкосновенное и священное, то никто не может быть лишен ее иначе как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого и предварительного возмещения».

Гражданское законодательство основывается на признании неприкосновенности собственности (ст. 1 ГК) и определяет основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав (п. 1 ст. 2 ГК); до характеристики содержания права собственности (ст. 209 ГК), до того, как названы субъекты права собственности (ст. 212 ГК), были определены основания приобретения этого права и т.д. и т.п. В п. 1 ст. 1 ГК РФ провозглашается неприкосновенность собственности. Думается, в этом заключается глубокий смысл, ибо все указания о правомочиях собственника, все нормы, регламентирующие отношения собственности, мало чего стоят, если не будет торжества идеи неприкосновенности собственности. Оказывается, что идея собственности в конечном счете сводится к идее неприкосновенности собственности. Именно поэтому в естественно-правовой доктрине определение собственности начинается с указания на то, что она неприкосновенна и священна.

Недостаточно провозгласить неприкосновенность собственности. Требуется создать юридический механизм, ее обеспечивающий. Среди элементов такого механизма, в частности, можно отметить следующие.

Во-первых, реализация всех основных начал гражданского законодательства в той или иной мере, теми или иными способами призвана обеспечить неприкосновенность собственности. Так, в качестве одного из основных начал названа свобода договора. Кроме прочего это означает недопущение указаний собственнику об отчуждении принадлежащего ему имущества, о том, кому произвести отчуждение, на каких условиях и т.п. В ст. 1 ГК РФ указывается на недопустимость произвольного вмешательства в частные дела. Это означает в том числе и невозможность при отсутствии установленных законом оснований затрагивать права собственника. Если все-таки произошло нарушение неприкосновенности собственности, то гражданское законодательство исходит из необходимости восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Во-вторых, гражданское право располагает системой исков, при помощи которых возможно восстановить нарушенное право собственности. Если произошло нарушение непосредственно права собственности (абсолютного права), то используются вещно-правовые иски (виндикационный, негаторный, о признании права собственности). Если же непосредственно нарушается относительное право, а право собственности нарушается косвенным образом (например, арендатор не возвращает арендодателю имущество по истечении срока аренды), то прибегают к обязательственно-правовому иску.

В-третьих, гражданское законодательство содержит закрытый перечень оснований принудительного прекращения права собственности. Было бы, однако, ошибочно сводить неприкосновенность собственности только к недопустимости принудительного изъятия имущества у собственника при отсутствии предусмотренных законом оснований. Как следует из ранее сказанного, неприкосновенность собственности — более широкое понятие. По-видимому, неприкосновенность собственности следует понимать как защищенность ее от любого рода посягательств, исходящих от кого бы то ни было (см. также ст. 235 ГК и комментарий к ней).

4. Собственность священна и неприкосновенна. Вместе с тем право собственности не может трактоваться как ничем и никем не ограниченное. В противном случае это право обратится в произвол. Любопытно, что дореволюционные исследователи права собственности, раскрывая его содержание, считали необходимым едва ли не в первую очередь подчеркнуть, что «нигде нет неограниченного права собственности» , право собственности подлежит «ограничениям, истекающим из условий общественной и гражданской жизни» , «право собственности, как и всякое право, всегда ограничено, все законодательства ставят пределы воле собственника» , «право собственности никогда не является в виде безграничной свободы распоряжения вещью. Соображения о нуждах лиц, окружающих собственника, и об интересах всего государства или общины, к которой собственник принадлежит, всегда заставляют право ставить свободу собственника в известные границы» и т.п. Соответствующие ограничения обстоятельно анализировались.

———————————
Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 2. С. 4.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. СПб., 1883. С. 125.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 166.

Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 230.

В п. 2 комментируемой статьи указывается, что собственник может по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе) совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия. Однако крайности всегда вредны. Если остановиться на провозглашении всевластия собственника и неприкосновенности собственности, игнорируя интересы общества, тех, кто проживает рядом с собственником, вынужден (или счастлив) общаться с ним и т.п., то неизбежны конфликты. Если, напротив, регламентировать отношения собственника с обществом, с окружающими его лицами и не учитывать необходимость обеспечить автономию воли собственника и неприкосновенность собственности, то это будет означать «похороны» идеи собственности. Поэтому в первую очередь (!) требуется гарантировать реальность правомочий собственника и неприкосновенность собственности, а затем установить границы прав собственника.

Рассматривая такие границы, следует различать пределы и ограничения права собственности. В обоих случаях речь идет о неких границах права собственности, но природа этих границ различается .

———————————
Крашенинников П.В. Право собственности и иные вещные права на жилые помещения. М.: Статут, 2000. С. 17.

Пределы права собственности устанавливаются законом. Так, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ст. 10 ГК). Как указано в комментируемой статье, собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Жилые помещения предназначены для проживания граждан; размещение в домах промышленных производств не допускается (ст. 288 ГК). Собственник земельного участка может продать его, подарить, передать в залог и распорядиться иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте (ст. 260 ГК).

Пределы объективны в том смысле, что они не зависят от воли собственника и иных лиц, а предопределены законом.

Их можно назвать объективными еще и потому, что ни одна правовая система не может обойтись без провозглашения общих правил и установления исключений из этих правил. Особенно в частной сфере, в области, где царит (должна царить) частная автономия. Для частной автономии должны устанавливаться определенные границы — пределы осуществления субъективных прав.

Ограничения права собственности субъективны. Они зависят от основанной на законе воле субъектов или судебных органов. Договорные стеснения права собственности возможны, когда участники гражданско-правовых отношений устанавливают определенные ограничения. Например, при заключении договора ипотеки стороны установили, что залогодатель не вправе распоряжаться заложенным имуществом либо совершать некоторые акты распоряжения. Судебные ограничения права собственности применяются по усмотрению суда при наличии спора.

5. В комментируемой статье (п. 3) особое внимание уделено осуществлению права собственности на природные ресурсы (земельные участки, недра и др.). В принципе в отношении этих объектов действуют уже изложенные правила. Собственник по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе) может совершать любые действия с соответствующим имуществом. Однако, учитывая значимость земли и других природных ресурсов для жизни людей, для самого существования человечества, в п. 3 комментируемой статьи, с одной стороны, воспроизводятся уже известные правила: владение, пользование и распоряжение природными ресурсами осуществляются собственником свободно (по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе)); при этом недопустимо нарушение прав и законных интересов других лиц. С другой стороны, предусмотрено, что реализация правомочий собственника природных ресурсов возможна в той мере, в какой их оборот допускается законом (ст. 129 ГК) . И, кроме того, устанавливается еще один предел осуществления права собственности на природные ресурсы — недопустимо причинение ущерба окружающей среде.

———————————
Объекты гражданских прав: Постатейный комментарий к главам 6, 7 и 8 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 23 — 27.

6. Особое внимание в комментируемой статье уделено также доверительному управлению имуществом, урегулированному гл. 53 ГК РФ и представляющему собой способ осуществления собственником права распоряжения имуществом. Такое внимание объясняется дискуссией о доверительном управлении и доверительной собственности (трасте) в период подготовки и принятия части первой ГК РФ . Положения комментируемой статьи конкретизируются в п. 1 ст. 1012 Кодекса, согласно которому по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

———————————
Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О доверительной собственности (трасте)» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6.

См.: Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 527 — 549.

7. Положения комментируемой статьи в совокупности со ст. 210 ГК РФ были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Основанием для обращения в КС РФ стало отсутствие в названных нормах положения о недопустимости возложения на бывшего собственника каких-либо обременений, если иное не предусмотрено законом или договором, что, по мнению заявителя, «ведет к неопределенности их содержания и к возникновению противоречивой судебной практики, а также нарушает принцип равной защиты всех форм собственности (часть 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации)». Такая проблема возникла в связи с передачей ветхого жилищного фонда юридического лица муниципальному образованию и прекращением обязанностей бывшего собственника по предоставлению нового жилья.

Определением КС РФ от 13 ноября 2001 г. N 254-О «По запросу Свердловского районного суда города Перми о проверке конституционности статей 209 и 210 Гражданского кодекса Российской Федерации» было подтверждено соответствие положений названных статей ч. 2 ст. 8 Конституции РФ. По рассматриваемому спору «передача муниципальным образованиям ведомственного жилищного фонда осуществлялась в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики». Согласно ст. 9 названного Закона при изменении отношений собственности жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), должен быть передан правопреемникам этих предприятий, учреждений, иных юридических лиц либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке и с сохранением всех жилищных прав граждан. В случае такого перехода права и обязанности нового собственника производны от прав и обязанностей прежнего собственника, поскольку имущество сохраняет свои качества, а меняется лишь субъект права собственности.

———————————
Вестник КС РФ. 2002. N 2.

Из запроса и представленных материалов следует, что муниципалитет г. Перми, принимая в силу закона жилищный фонд в муниципальную собственность, взял на себя все правомочия прежнего собственника и бремя по содержанию указанного имущества.

Согласно ст. 675 ГК РФ переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения договора найма жилого помещения. При этом новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма и должен нести все его обязанности, в том числе по предоставлению благоустроенного жилья в связи с выселением из домов, грозящих обвалом, поскольку иное не предусмотрено законом. В силу ст. 210 ГК РФ именно собственник по общему правилу несет бремя содержания принадлежащего ему имущества.

Ограничения (пределы) права собственности

Несмотря на самое широкое юридическое содержание, право собственности не безгранично. Законом или договором могут устанавливаться ограничения (пределы) права собственности.

Так, собственник ограничен законом в своем правомочии пользования некоторыми вещами в пределах их целевого назначения.

В договорном порядке возможно ограничение в правомочии распоряжения собственником своей недвижимостью. Так, по договору пожизненного содержания с иждивением, собственник недвижимой вещи (плательщик ренты) не вправе отчуждать или иным образом распоряжаться вещью без согласия получателя ренты (ст. 601 ГК РФ).

Существуют еще и ограничения в осуществлении права собствен­ности. Так, нельзя осуществлять свое право собственности, нарушая права других лиц, т. е. запрещается злоупотребление правом. Неправомерно с помощью вещей, находящихся в собственности совершать правонарушения. Наложение ареста на имущество в виде принудительной меры не свидетельствует о лишении собственника его права. Такая мера ограничивает лишь возможность осуществлять право собственности и то, только в правомочии пользования.

Ограничения права собственности

История развития права собственности свидетельствует о том, что оно никогда не существовало в виде ничем не ограниченной власти собственника над вещью. Необходимость обеспечения прав и законных интересов других лиц, в том числе государства, всегда вынуждало право ставить свободу собственника в определенные границы. Ограничения в интересах общества, соседей и т.п. всегда существовали. Без них развитие цивилизации было бы немыслимо.

Границы правомочий собственника существовали уже в римском праве, но они были значительно шире, чем в современном праве. Распоряжаясь своей землей, собственник мог даже наносить ущерб своим соседям (например, заслонить свет своим соседям, лишить воды из колодца, вырыв у себя колодец), если эти действия не выходили за границы его участка. Ограничение собственника, по общему правилу, сводилось к тому, что ему запрещалось вредить другим лицам, пользуясь своим правом только для того, чтобы нанести им вред (так называемая шикана).

Ограничения права частной собственности должны соответствовать общим принципам гражданского права. К числу наиболее важных принципов ограничения права собственности относятся:

  • установление ограничений исключительно в целях достижения социально значимых общественных интересов;
  • справедливая и полная компенсация государством собственнику имущественных потерь;
  • установление ограничений на основании и в случаях, предусмотренных законом;
  • равенство всех собственников в накладываемых на них ограничениях, т.е. они должны устанавливаться путем общего правового регулирования;
  • возможность судебной защиты изъятия государством имущества у собственника.

Нельзя рассматривать ограничения права собственности вне его содержания. Ограничения права собственности являются неотъемлемым элементом его содержания. Итальянский юрист У. Маттеи пишет, что среди цивилистов не было единства мнений в вопросе о концепции ограничения права собственности. «При этом совершенно упускалось из виду, что ограничения являются неотъемлемой частью самой структуры вещных прав». Эту позицию разделяет Д. Каллегари, который вполне обоснованно считает, что «право собственности… есть институт, который служит не только индивидуальным интересам, но также общим интересам коллектива, имеет социальную функцию, поэтому оно подчинено ограничению. Ограничения, таким образом, одна из черт права собственности».

Подтверждением того, что ограниченное правомочие собственника не исключается из содержания права собственности, служит то обстоятельство, что при устранении ограничения отсутствует необходимость в новом приобретении правомочия, подвергавшегося ограничению. Например, существование сервитута как препятствия извне сдерживает собственника и не позволяет в полной мере осуществлять принадлежащие ему субъективные права в отношении служащего земельного участка. C прекращением сервитута собственник освобождается от ограничений, вызванных необходимостью соблюдения прав владельца сервитута.

Таким образом, при ограничении права собственности его содержание по владению, пользованию и распоряжению имуществом сохраняется в полном объеме в соответствии с действующим законодательством. При этом они сужают собственнику возможность осуществления отдельных субъективных прав в течение определенного времени, вплоть до устранения ограничений. В этом существенное отличие ограничения от пределов осуществления права собственности. Пределы, или границы, осуществления указывают на правомочия, не входящие в содержание права собственности. Такая позиция вполне соответствует принципиально новому подходу к содержанию права собственности, закрепленному в п. 2 ст. 209 ГК.

Ограничения не исключают отдельных правомочий из содержания права собственности, а сужают возможности собственника в осуществлении субъективного права. Они не могут выходить за его пределы. C устранением ограничений права собственности свобода собственника восстанавливается в первоначальном объеме без дополнительных управомочивающих актов.

Все субъективные права, предоставляемые гражданам и юридическим лицам, устанавливаются не только с точки зрения удовлетворения потребностей и интересов субъекта права, но и потребностей других участников гражданского оборота и общества в целом. Любая власть, установленная субъективным гражданским правом, допускает ограничения, если они необходимы для обеспечения прав и законных интересов участников гражданского оборота. В то же время всякие ограничения должны быть обоснованы, законны и справедливы.

Ограничения имеют тенденцию к росту пропорционально концентрации власти в руках государственного аппарата. Ограничения права собственности достигают максимальных пределов в условиях диктаторского режима и сводятся до минимума в условиях реальной демократии. Подтверждением тому может служить сравнение правомочий собственника, закрепленных в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г.

Так, в соответствии со ст. 92 ГК РСФСР «собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом». C принятием нового ГК у собственника в отношении принадлежащего ему имущества появилось право «по своему усмотрению» совершать «любые действия» (п. 2 ст. 209). К числу таких прав относятся права на отчуждение своего имущества в собственность другим лицам, передачу прав по владению, пользованию и распоряжению имуществом, передачу имущества в залог и обременение его другими способами. Вместе с тем к действиям собственника при реализации им своих правомочий предъявляются следующие требования: они не должны противоречить закону и иным правовым актам; они не должны нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц.

Эти требования следует рассматривать как попытку законодателя не столько ограничить собственника, сколько не допустить нарушения прав третьих лиц, предусмотренных законом либо иными правовыми актами.

Ограничения права собственности не подлежат расширительному толкованию. Этот принцип закреплен в п. 2 ст. 1 ГК, где дается исчерпывающий перечень оснований ограничения гражданских прав. Недопустимость распространительного толкования обусловлена еще и тем, что в ГК отсутствуют специальные нормы, определяющие взаимные отношения собственника с лицом, пользующимся ограниченным правом на чужую вещь.

Изучаемый феномен ограничения права собственности находится, по крайней мере, в двоякой зависимости от психологических факторов.

Во-первых, тот факт, что собственник является составным элементом сразу нескольких социальных групп (семья, трудовой коллектив, предприятие, общественное объединение, государство), защищает его от тотального подчинения интересам и влиянию какой-либо одной группы, влиянию на нее каждого из них в отдельности. Ни государство, ни политическая партия, ни семья, ни трудовой коллектив не могут целиком и полностью подчинить себе интересы собственника, поскольку к такому подчинению все они стремятся одновременно. Точно так же, как и собственник, будучи продуктом общества, никогда не являлся простым отражением жизни и деятельности отдельных его звеньев, подразделений, структур. В связи с этим право собственности под воздействием различных социальных групп стесняется определенными ограничениями и сужает свободу собственника. Поэтому право собственности по своему содержанию никогда в полной мере не соответствует интересам собственника либо какой-либо отдельной социальной группе. Собственник как самостоятельный субъект гражданских правоотношений постоянно стремится к устранению либо уменьшению ограничений по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом. Это является, в свою очередь, генератором социального прогресса в обществе.

Во-вторых, усиление регулятивной функции государства по отношению к собственности и ограничение вмешательства государства в деятельность собственников имеют одно и то же общее основание — в нашем сознании, в сознании зависимости от государства и в сознании определенного круга интересов, противостоящих интересам органов власти, управления и требующих их ограничения.

На первый взгляд любые ограничения права собственности могут быть обусловлены исключительно интересами либо конкретных лиц, либо общества в целом. Любые ограничения создают только препятствия собственнику в реализации своего права в отношении принадлежащих ему объектов. Можно предположить, что, чем больше свободы у собственника, тем выше эффективность в реализации правомочий собственника. Однако такой упрощенный подход представляется ошибочным. Ограничения права собственности столь же важны и для собственника, поскольку ничем не ограниченная свобода может нанести ущерб интересам собственника не меньше, чем при необоснованных, неоправданных, излишних ограничениях. Например, вмешательство собственника в оперативно-хозяйственную деятельность унитарного предприятия, изъятие основных средств производства, навязывание своей номенклатуры производимой продукции без учета потребностей рынка могут привести к банкротству предприятия.

По мере формирования многоукладной рыночной экономики и ее правовой базы меняется общесоциальная функция закона. Наблюдается определенная согласованность и взаимосвязь между экономической свободой отдельных субъектов, социальных групп и интересами общества в целом. При отсутствии общесоциальных противовесов неограниченная экономическая свобода субъекта приводит к негативным последствиям. При ограничении экономической свободы индивида право собственности можно рассматривать в качестве инструмента, обеспечивающего определенный баланс различных интересов в обществе.

Право собственности в объективном смысле как совокупность правовых норм, регулирующих отношения собственности, очерчивается пределами, обусловленными недопустимостью причинения вреда со стороны собственника третьим лицам. Объективное право не может быть ограничено. Оно может иметь границы. Субъективное право собственности может быть ограничено. Способы, цели и основания ограничения различны. Ограничения сдерживают собственника при реализации своих правомочий.

Как следует из содержания ст. 209 ГК, свобода собственника в отношении принадлежащего ему имущества приобретает определенные границы не только в силу закона, но и иных правовых актов, к которым в соответствии с п. 6 ст. 3 ГК относятся указы Президента и постановления Правительства РФ. В связи с этим очень важно, чтобы иные правовые акты не приводили к большему сужению объема правомочий собственника по сравнению с законом. Недопустимо, чтобы в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ устанавливались дополнительные ограничения права собственности. Иной подход, на наш взгляд, недопустим по ряду оснований.

Во-первых, это противоречит ст. 1 ГК, в соответствии с которой гражданские права могут быть ограничены только федеральным законом. Как известно, право собственности относится к одному из основных прав, входящих в содержание гражданской правоспособности (ст. 18 ГК).

Во-вторых, предоставление исполнительным органам власти возможности ограничивать право собственности помимо представительных органов государственной власти создает реальные предпосылки для чрезмерного и неоправданного расширения таких ограничений в интересах узкого круга лиц.

Кроме того, Пленум ВАС РФ разъяснил, что иные правовые акты, изданные после введения в действие части первой Гражданского кодекса РФ и ограничивающие права собственника, не подлежат применению (п. 1 постановления от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Вместе с тем осуществление принципа «разрешено все, что не запрещено законом» не может в полной мере отвечать интересам общества и отдельно взятой личности. Во-первых, общественные отношения регулируются не только законом, в качестве основания гражданско-правового регулирования может выступать также обычай делового оборота. В гражданском праве, помимо этого, применяются аналогия закона и аналогия права. Во-вторых, правовое опосредование общественных отношений всегда запаздывает.

Ограничение и обременение права собственности — не тождественные понятия. Они близки по смыслу, но не являются синонимами.

Согласно ст. 586 ГК рента обременяет земельный участок, предприятие, здание, сооружение или другое недвижимое имущество, переданное под ее выплату. По договору ренты допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента) или на срок жизни получателя ренты (пожизненная рента). В случае отчуждения такого имущества плательщиком ренты его обязательства по договору ренты переходят на приобретателя имущества.

Обременение, по нашему мнению, — это привнесенное извне право третьих лиц, препятствующее собственнику вещи свободно в полном объеме реализовать свои правомочия. Обременение может предполагать переход вместе с вещью к новому собственнику и некоторых обязанностей по отношению к определенным лицам, связанных с приобретенной вещью (например, соблюдение прав арендатора по договору аренды либо нанимателя по договору найма жилого помещения и т.п.). Ограничения, в свою очередь, есть ответная реакция собственника на обременения, которые вынуждает его воздерживаться от определенных действий в отношении принадлежащего ему имущества, стесняют его. В качестве оснований ограничений выступают предусмотренные законом права третьих лиц, сервитуты.

Ограничения правомочий собственника непосредственно прилегают к внешним границам правомочий владельца сервитута и «следуют» за ними в процессе реализации прав на чужое имущество. Чем меньше владелец сервитута пользуется своими правами, тем менее ограничен и более свободен в своих действиях собственник. Именно ограничения позволяют проявляться такому свойству права собственности, как эластичность, упругость (эффект пружины).

Различие между ограничениями и запретами заключается в следующем. Запрет как юридическое средство правового регулирования отношений собственности только порождает ограничения, ограничивает собственника в чем-то. В свою очередь, ограничение права собственности следует рассматривать как самостоятельное правоотношение, которое, стесняя и сдерживая собственника в свободе реализации всей совокупности принадлежащих ему правомочий, одновременно предоставляет возможность третьим лицам осуществлять его отдельные правомочия.

Ограничения права собственности представляют собой самостоятельные правоотношения, возникающие из юридических фактов, основанных на законе либо в случаях, предусмотренных законом, на договоре

Обязательным субъектом этого правоотношения является собственник движимого либо недвижимого имущества. C другой стороны, в ограничительном правоотношении выступают предусмотренные законом третьи лица (граждане, юридические лица, публичные образования, в том числе государство, субъекты Федерации, муниципальные образования). Содержанием названного правоотношения является совершение собственником каких-либо действий, либо воздержание от таковых, либо терпение в целях обеспечения прав третьих лиц.

Свобода собственника имеет как бы два ограничителя. Первым является собственно право как совокупность правовых норм, устанавливающих внешние границы свободы. Его можно еще назвать правовым ограничением, устанавливающим границы свободы собственника. Вторым — ограничения, т.е. затруднения в осуществлении уже предоставленных и гарантированных законом правил поведения. Они не исключают, а сдерживают собственника при осуществлении принадлежащих ему субъективных прав. Ограничиваться может конкретное субъективное право либо их определенная совокупность в рамках содержания права собственности.

Договор может ограничить право собственности, только если он привел к созданию вещного права (сервитут, право хозяйственного ведения и др.).

В гражданских кодексах стран континентального права есть статьи, в которых устанавливаются ограничения права собственности. Указание конкретного перечня ограничений права собственности вполне оправданно в странах с экономикой переходного периода, где существует проблема квалификации судебного корпуса, устойчивые традиции «телефонного права». В этих условиях судье легче руководствоваться установленными законом нормами. Расширение свободы действий судьи и принятие решений на основании принципа «разумности» и «добросовестности» требуют от него высокой квалификации, а также принципиальности, объективности и наличия четкой гражданской позиции. В обществе, разрываемом противоречиями, с невиданным расслоением на бедных и богатых очень сложно соблюсти такие требования.

Дублирования положений Конституции РФ с указанием целей, для достижения которых могут быть ограничены гражданские права, в ст. 1, 209 ГК явно недостаточно. В связи с этим в настоящее время вполне уместно включить в главу «Общие положения» второго раздела ГК «Право собственности и другие вещные права» отдельную ст. 2091 «Ограничения права собственности». Это в какой-то мере отвечало бы традициям дореволюционного гражданского законодательства и придало бы определенность ограничениям как составляющей права собственности.

Статья 209 ГК РФ. Содержание права собственности

Новая редакция Ст. 209 ГК РФ

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к Ст. 209 ГК РФ

1. Понятие. Право собственности в объективном смысле — это совокупность юридических норм, закрепляющих принадлежность имущества определенным лицам, определяющих объем правомочий по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом, а также гарантирующих охрану и защиту прав и интересов собственников.

Право собственности в субъективном смысле (субъективное право собственности) — это установленная законом мера дозволенного поведения управомоченного лица (собственника) по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом своей властью и в своем интересе.

2. Правомочия собственника. Владение — основанная на законе возможность иметь вещь в своем обладании. Собственник, а также лица, которым он передал право владения своим имуществом, являются законными (титульными) владельцами.

Пользование — извлечение из имущества полезных свойств, выгоды, получение доходов.

Распоряжение — возможность совершать в отношении имущества любые действия (в том числе отчуждать в собственность третьих лиц, передавать в залог, сдавать в аренду и т.п.) вплоть до уничтожения вещи.

Собственник может передать другим лицам правомочия по владению, пользованию (чаще всего) или распоряжению (в исключительных случаях) своим имуществом.

Совокупность трех полномочий, принадлежащих собственнику, образует традиционное содержание права собственности по российскому праву.

3. Собственность и траст. В п. 4 комментируемой статьи нашла отражение дискуссия начала 1990-х гг. о возможности введения в отечественное право доверительного управления (траста) — англо-саксонского института, имеющего характер вещных прав. Законодатель подчеркивает, что в России доверительное управление является исключительно институтом обязательственного права.

Другой комментарий к Ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Раздел II ГК посвящен праву собственности и другим вещным правам. Вещным правам присущи определенные общие признаки, которые и позволяют выделить их в отдельную категорию прав. Суть вещных прав состоит в возможности обладателя такого права воздействовать на вещь, получать от нее пользу по собственному усмотрению и по своей воле, помимо всяких иных лиц. Можно сказать, что вещное право предоставляет лицу власть непосредственно над вещью. В теории иногда конструируют довольно сложную схему, дополняющую эту власть также обязанностью неопределенного круга третьих лиц воздерживаться от нарушения вещного права. Делается это для того, чтобы избежать представления о вещном праве как о фактическом отношении к вещи, что противоречит его общественной природе. Однако эта конструкция представляется излишней. Во-первых, любое право нельзя нарушать третьим лицам. Следовательно, этот запрет сам по себе не в состоянии отразить суть того или иного права и не может быть отличительным признаком той или иной категории прав. Во-вторых, власть в отношении вещи, составляющая суть вещного права, — это не связь с вещью, а социально обусловленное отношение, ведь и сама вещь, и способ воздействия на нее определяются не физическими (технологическими) параметрами, а социальными, экономическими, юридическими. Иными словами, вещное право не просто власть над вещью, но юридическая власть.

Носитель вещного права может осуществлять это право независимо от других лиц. Важнейшим вещным правом является право собственника. Вещными правами лиц, не являющихся собственниками, являются права, производные и зависимые от права собственности, возникающие по воле собственника или по указанию закона и осуществляемые в пределах, установленных договором с собственником или законом (см. ст. 216 ГК РФ).

2. Вещное право, принадлежащее субъекту (субъективное вещное право), характеризуется рядом признаков.

Прежде всего, оно является правом абсолютным. Это означает, что оно противостоит всем прочим лицам, направлено против всех, исключает в отношении вещи всех иных лиц. Частное проявление абсолютности вещного права — то, что одно и то же право на вещь не может принадлежать более чем одному лицу: все другие лица исключены из этого права. В том случае, когда вещное право на одну вещь имеют несколько лиц (например, право общей собственности), они выступают в отношении этой вещи как одно лицо.

От абсолютных вещных прав отличаются права обязательственные. Обязательственное право, заключающееся в праве требования к определенному лицу, всегда относительно, осуществляется только в отношении этого обязанного лица.

Относительный характер обязательственного права предопределяет способ его реализации — путем заявления требования к должнику. Отличается и способ передачи этого права — в порядке цессии (ст. 382 ГК РФ). Цессия предполагает участие сторон обязательства — кредитора и должника. Например, право арендатора, являющееся обязательственным, несмотря на повышенную защиту арендатора в виде права следования (см. п. 3), может быть передано иному лицу только в порядке цессии, тогда как вещные права передаются иным образом (ст. 223 ГК РФ).

Обязательственное право не характеризуется исключительностью: обязанное лицо может иметь такие же или аналогичные обязанности и по отношению к иным лицам, вследствие чего возникают такие институты, как конкурс кредиторов, когда несколько лиц имеют к должнику однородные требования. Поскольку обязательственные права связывают только две стороны — кредитора и должника, стороны вправе по своему усмотрению определить свои взаимоотношения. Поэтому обязательственные права могут бесконечно различаться по своему содержанию. Вещные права, действующие против всех, по тем же самым причинам не могут быть различными.

Вещные права устанавливаются законом (ст. 216 ГК и др.).

3. Субъект вещного права не может сам себе изменить характер (тип) права, а может лишь отказаться от права в одностороннем порядке.

Вещное право обладает таким качеством, как право следования. Это качество является одним из самых важных и характерных свойств вещного права. Суть его состоит в том, что у кого бы ни оказалась вещь, право на нее сохраняет субъект этого права, пока он не выразил волю на его отчуждение. Даже если вещь переходит к очередному обладателю в результате сделки, вещное право на нее продолжает следовать за нею.

Однако в тех случаях, когда нормальный порядок оборота вещи нарушается и вещь приобретается в порядке первоначального, а не производного приобретения (см. комментарий к ст. 218), утрачиваются и имеющиеся на вещь вещные права.

4. Объектом вещных прав является индивидуально-определенная вещь. Это свойство вещи, как и другие ее свойства — делимость, потребляемость и проч., определяется не столько физическими качествами вещи, сколько воззрениями оборота, т.е. параметрами экономическими и юридическими.

Одна и та же вещь может обладать и не обладать признаками индивидуально-определенной, в зависимости от конкретной юридической ситуации. Например, 100 т нефти не являются индивидуально-определенной вещью и не могут быть объектом вещного права. Но если 100 т нефти помещены в известное хранилище, то вещное право на них уже может возникнуть.

В качестве примера индивидуально-определенной вещи обычно приводятся произведения искусства (картины, скульптуры и т.д.). Однако и в этом случае юридическая квалификация вещи зависит от конкретной ситуации. Например, если дизайнер обязался по договору о создании интерьера разместить в нем 10 картин, выполненных в абстрактной манере, то речь идет о вещах родовых, даже если указан автор или авторы, выбранные сторонами (кроме случая, когда указанный автор имеет всего не более 10 картин).

Характер объекта права вытекает из сущности самого права и из способа его защиты, который также предрешен характером права. Понятно, что субъект вещного права не может распространить свою власть на вещь, которая не определена индивидуально, т.е. не отграничена так или иначе от иных вещей того же рода. Не может он отстранять от вещи и иных лиц, если неясно, что же это за вещь. А если вещь утрачена, ее истребование посредством вещных средств защиты (см. комментарий к ст. ст. 301 — 305) невозможно, так как нельзя определить, где она находится, имеется ли она вообще.

5. Вещное право действует, пока имеется индивидуально-определенная вещь, которая является объектом права, обязательственное право действует, пока имеется должник или его правопреемник. Как уничтожение вещи или утрата ею индивидуальности прекращают вещное право, так и гибель должника при отсутствии правопреемников прекращает право обязательственное (личное). Квалифицированный способ прекращения личного обязательства — банкротство, имеющее те же последствия, что и гибель должника; в то же время банкротство не затрагивает вещных прав на имущество должника.

6. В судебной практике вопрос об объекте вещного права приобретает особое значение, когда обсуждается способ защиты права. Например, неоднократно подчеркивалось, что заявление требований о праве на некоторое количество, выраженное в квадратных метрах площади, тоннах и т.д., не может квалифицироваться как вещное требование, поскольку невозможно определить индивидуально-определенную вещь, на которую претендует истец.

Чаще всего подобные коллизии возникали на почве споров об исполнении договоров о долевом участии в строительстве. Если участник строительства, ссылаясь на имеющееся у него право на долю в общей собственности, предъявляет требование о выделении ему площади в строящемся доме, указывая свои требования в размере этой площади, т.е. в квадратных метрах, то такое требование не может быть удовлетворено, поскольку отсутствует объект вещного права. Таким объектом может быть только строение или его часть. Поэтому заявленные вещные требования в квадратных метрах отклоняются судами.

Договоры долевого участия, когда они имеют природу договоров простого товарищества (совместной деятельности), приводят к возникновению общей собственности. В этом случае иск участника о признании за ним права может выражаться лишь как иск с указанием доли в виде дроби в конкретном строении. Индивидуализация объекта права достигается здесь путем указания на конкретное строение. Но и в таком случае недопустимо заявление требования, выраженного в виде размера площади или суммы инвестиций. Даже если известна общая площадь всего строения, истец должен обозначить свое право путем указания доли, рассчитанной как дробь. Суд не вправе проводить такие расчеты и таким способом конкретизировать заявленное требование.

7. Определенной спецификой обладает такой объект права, как ценные бумаги в бездокументарной форме. Если ценные бумаги (но, конечно, не закрепленные в них права) в документарной форме являются объектом вещных прав, то относительно ценных бумаг в бездокументарной форме этого сказать нельзя. По своей сути они являются выражением обязательственных прав. В то же время обороту этих прав приданы некоторые свойства оборота вещей, в частности, добросовестным приобретателям ценных бумаг даже в случае недействительности сделок в отношении этих бумаг суды предоставляют защиту (ст. 302 ГК РФ). Обладатели прав на бездокументарные ценные бумаги именуются владельцами, хотя владение как физическая власть над вещью ими не осуществляется. Напротив, сама категория владения вещью противопоставляется праву на вещь именно по тому признаку, что в первом случае речь идет о фактическом господстве над вещью, а во втором — о юридическом. Владелец ценной бумаги, имеющий именно право на бумагу, т.е. обладающий юридической властью, не отвечает общему понятию владельца. Поэтому следует прийти к выводу, что применительно к бездокументарным ценным бумагам термин «владение» приобретает специфическое значение, исключающее автоматическое применение к нему норм ГК о владении (ст. ст. 305, 234 и др.). То же самое можно сказать и о номинальном держателе бездокументарной ценной бумаги. В отличие от известного классическому праву понятия держания — несамостоятельного владения вещью для другого лица, здесь остается лишь свойство выполнения действий в чужом интересе. При этом специфика оборота ценных бумаг сказывается в отстранении фигуры обладателя права от распоряжения бумагами, пока не прекращено номинальное держание.

Например, АО предъявило иск к регистратору, требуя совершения регистрации передаточного распоряжения на передачу бездокументарных акций, сделанного их владельцем, хотя номинальный держатель, на лицевом счете которого находились акции, не давал такого распоряжения. Суд иск удовлетворил. Вышестоящий суд решение отменил, указав, что помимо номинального держателя иные лица, не имеющие данных акций на своем лицевом счете, в том числе владелец акций, не вправе совершать передаточное распоряжение о передаче акций.

Очевидно, что режим права на бездокументарные ценные бумаги не позволяет отнести это право к числу вещных. Кроме того, сами бездокументарные ценные бумаги могут обезличиваться в обороте и утрачивать всякие признаки объекта вещного права. Основной способ индивидуализации вещи, обладающей лишь родовыми признаками (а именно к таким вещам и относятся бездокументарные ценные бумаги, имеющие номинал, данные об эмитенте и эмиссии, присваиваемые сразу некоторой совокупности в принципе одинаковых бумаг), — обособление путем владения (отдельное хранение, помещение меток, упаковка и проч.). Применительно к ценным бумагам такие способы, кроме как зачисление на лицевой счет владельца, неприменимы. Но как только бумаги поступают в оборот, они обезличиваются, и при некотором минимальном количестве операций, связанных с переходом через несколько лицевых счетов, утрачивают свою индивидуальность. С этого момента применение к ним норм разд. II ГК даже по аналогии становится невозможным.

8. Сложным в теории права остается также вопрос о праве собственника на деньги. Деньги названы ст. 128 ГК в числе вещей. Деньги являются вещами, поскольку речь идет о бумажных, металлических деньгах (монете). В отношении этих вещей, если они индивидуализированы (например, помещены в сейф), возникает право собственности с присущими вещному праву свойствами. В частности, гибель денег влечет утрату права собственности на них. В то же время законом ограничены возможности по истребованию денег из чужого незаконного владения (п. 3 ст. 302 ГК РФ).

Однако в современной экономике развитие отношений по поводу денег привело к возникновению так называемых безналичных денег. Хотя безналичные деньги очевидным образом вытесняют в обороте деньги наличные, их юридическая природа остается спорной. Во всяком случае, право на получение денег, находящихся на расчетном счете в кредитном учреждении, иные аналогичные права на денежные средства подчиняются режиму прав обязательственных, так как осуществление этих прав зависит от должника (кредитного учреждения), в том числе от его кредитоспособности. В то же время безналичные деньги не могут погибнуть физически, подобно вещам.

Хотя деньги, равно как и денежные средства, не могут быть предметом залога (см.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 69), однако многие юристы полагают, что право на денежные средства, принадлежащее лицу по договору банковского вклада, может быть предметом цессии подобно другим обязательственным правам. Предметом цессии может быть также право требования к кредитному учреждению о выдаче остатка по счету после расторжения договора банковского счета. Все это также позволяет считать, что денежные средства, находящиеся в кредитном учреждении (безналичные деньги), не являются вещами и не принадлежат их обладателю на вещном праве.

9. Особая ценность права собственности, его центральное положение среди имущественных прав предопределены тем, что собственность является главным условием реализации экономических и творческих способностей человека. Не получив свободного, обеспеченного всем правопорядком доступа к вещам, человек лишается возможности обеспечить свое существование, удовлетворить свои потребности. В наибольшей степени раскрытию способностей человека отвечает наиболее свободное, не стесненное чужой волей, внешними условиями отношение к вещам. Именно такое отношение обеспечивается правом собственности.

Право собственности является наиболее свободным правом лица на вещь, наиболее полным вещным правом.

10. Право собственности обладает свойством эластичности. Это означает, что как только отпадают любые ограничения права, установленные собственником в пользу других лиц, получивших право на ту же вещь, право собственности сразу же восстанавливается в полном объеме без всяких дополнительных юридических актов.

В то же время нет оснований говорить о восстановлении права собственности вследствие признания сделки об отчуждении вещи недействительной, дело в том, что фикция, заставляющая считать, что сделки не было, позволяет прийти к выводу, что и право не исчезало. Однако поскольку речь идет о вещи, действие этой фикции ограничивается состоянием самой вещи. К моменту признания сделки недействительной вещь может быть утрачена, уничтожена, переработана. Это следует и из ст. 167 ГК, предусматривающей случай невозможности возврата вещи. Таким образом, признание сделки недействительной само по себе не означает восстановления права на вещь.

От ситуации восстановления права следует отличать возвращение собственником (иным обладателем вещного права, предусматривающего владение) утраченного ранее владения вещью: в этом случае само право никак не ограничивалось в пользу определенных лиц, но утрачивалась возможность его фактического осуществления.

11. Право собственности бессрочно. Ограничение права собственности сроком означало бы тем самым ограничение прав собственника, превращение права собственности в неполное, ограниченное, что вступило бы в противоречие с сущностью этого права.

Что же касается обязательственных прав на вещь, то хотя они и позволяют так или иначе использовать вещь, однако всегда являются зависящими от воли должника и срочными, т.е. всегда ограниченными известным сроком. За его пределами пользование вещью утрачивает санкцию собственника и становится незаконным.

12. С момента установления системы регистрации права собственности и вещных прав на объекты недвижимости приобрело кардинальное значение деление вещей на движимые и недвижимые (см. комментарий к ст. ст. 130, 131).

13. Закон, следуя традиции, сложившейся в отечественном праве с XIX в., устанавливает, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом.

При этом под владением понимается осуществление физической власти над вещью, например проживание в жилом доме, охрана иного объекта недвижимости и т.п. Пользованием является извлечение из вещи полезных свойств, например чтение книг из личной библиотеки, езда на своем автомобиле. Собственник сам определяет, в чем состоит польза той или иной его вещи, и любое его обращение с вещью, поскольку оно не противоречит закону, рассматривается как использование. Распоряжение — это прежде всего совершение с вещью различных сделок, изменяющих юридическое отношение к вещи собственника и дающих права на вещь иным лицам, в том числе отчуждение вещи, т.е. передача права собственности на нее иному лицу. Распоряжением является и уничтожение вещи, а также иные действия, влекущие утрату вещью ее сущности — потребление (например, горючего), переработка. В результате сделок и иных распорядительных актов собственника меняется юридическая судьба вещи.

14. Указание в Законе на права владения, пользования и распоряжения вещью собственником не может пониматься как исчерпание этими правомочиями всего права собственности, а также как расщепление права собственности на три или иное количество правомочий. Право собственности является единым, цельным правом и не распадается на какое-то конечное число правомочий. В законе говорится именно о праве собственности, а не об отдельных правомочиях собственника.

Это обстоятельство следует иметь в виду при квалификации сделок по поводу вещи. Передавая вещь иным лицам на том или ином праве (аренды, доверительного управления, комиссии и т.д.), собственник при этом не передает им своего права собственности — ни полностью, ни в части. Поэтому хотя арендатор владеет и пользуется полученной по договору вещью, это не может означать, что он получил от собственника правомочия владения и пользования. Права арендатора состоят в определенных правах требования к собственнику (ст. 307 ГК РФ), а собственник при этом сохраняет всю полноту своего права; именно наличие у него права собственности и обеспечивает интерес арендатора в том, чтобы собственник принял определенные имущественные обязательства перед ним. Ведь только обязательства того лица, которое сохраняет полное право на имущество, обеспечивают имущественные интересы того, кто намерен так или иначе пользоваться этим имуществом.

Ошибочное впечатление, что при заключении договоров по поводу вещи собственник якобы передает свои правомочия и тем самым лишается их, может привести к серьезным практическим ошибкам. В частности, нередко можно столкнуться с позицией, согласно которой при передаче вещи на комиссию собственник утрачивает право распоряжения ею, либо с такой, что при аресте вещи с ее одновременным изъятием право собственности вовсе исчезает, так как собственник лишен возможности и владения, и пользования, и распоряжения.

На самом деле в этих случаях право собственности по-прежнему принадлежит собственнику, а его возможности в отношении своего имущества определяются договором, и в этом случае это личные обязательства перед владельцем вещи или законом, который продолжает рассматривать его именно в качестве собственника, предоставляя ему в числе прочего и исковые средства защиты собственности против нарушителей.

15. Ошибочное представление о том, что право собственности сводится к упомянутым трем правомочиям собственника, приводит и к неверному выводу о существовании вещного права владения, отличного от права собственности. На самом деле такое право закону неизвестно. И дело не только в том, что оно не указано в ст. 216 ГК.

Как уже говорилось, собственнику принадлежит вся полнота прав на вещь. Выделение в этом праве каких-либо отдельных правомочий не имеет никакого смысла, так как и осуществление, и защита права ставятся в зависимость лишь от воли собственника, которая может быть ограничена только законом. Таким образом, предварительное выделение того или иного правомочия в составе права собственности не только лишено практического смысла, но и так или иначе будет приводить к его ограничению, что вступает в противоречие с неограниченностью этого права.

Что касается владения вещью, осуществляемого иными лицами, связанными с собственниками договором по поводу вещи, то такое владение осуществляется в силу личного обязательства, принятого на себя собственником. Очевидно, что такое право на вещь вещным не является.

Наконец, владение, осуществляемое в рамках ограниченного вещного права (см. комментарий к ст. ст. 216, 305), не существует само по себе, а является содержанием соответствующего вещного права и, следовательно, не может считаться отдельным субъективным гражданским правом.

Незаконное владение, т.е. владение без правового основания, которое осуществляется не по воле собственника, не является субъективным правом и в том случае, когда ему предоставляется защита (см. комментарий к ст. 234).

Точно так же не существует вещных прав пользования и распоряжения.

16. В п. 4 ст. 209 подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности, хотя доверительный управляющий может владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Тем самым вновь подчеркивается, как и в п. 2 ст. 209, что возникающие у другого лица в силу договора о передаче вещи права не тождественны ни праву собственности в целом, ни его частям, если такие части могут быть выделены. При передаче вещи по договору собственник продолжает сохранять всю полноту своего права, пока вещь не отчуждена им. Неполного, расщепленного права собственности ГК не признает. Таким образом, в норме п. 4 ст. 209 ГК подчеркивается несовместимость конструкций расщепленной собственности, в том числе возникающих на почве англо-американского траста, с российским частным правом.

17. Право собственности является наиболее полным вещным правом. Оно осуществляется по усмотрению собственника. Однако, как и любое право, может быть ограничено законом (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

При осуществлении права собственности собственник должен действовать так, чтобы не вступать в противоречие с законом и иными правовыми актами и не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц. Речь идет о соблюдении различных специальных правил — противопожарных, санитарных и т.п. При этом бремя доказывания нарушения прав и законных интересов иных лиц возлагается на потерпевших. Собственник не обязан доказывать правомерность своих действий по осуществлению права собственности.

18. В практике Европейского суда по правам человека в Страсбурге неоднократно поднимался вопрос о праве государства на ограничение права собственности. Эти вопросы возникали в делах об изъятии земельных участков для общественных нужд, применительно к налоговым и таможенным обязанностям собственника. Общим выводом можно считать то, что государство вправе ограничивать право собственности исходя из публичных интересов. Однако при этом должен быть соблюден баланс частных и публичных интересов.

Насколько сложно найти такой баланс, позволяет судить, в частности, дело «James против Великобритании». Истцами оспаривался закон, по которому арендаторы, получившие в XIX в. право аренды и застройки в центральной части Лондона на 99 лет, по истечении срока аренды получили право принудительного выкупа у собственников занимаемой недвижимости по номинальной стоимости. Остроту спору придало то обстоятельство, что некоторые арендаторы, выкупив недвижимость, продавали ее третьим лицам по цене, многократно превышавшей сумму выкупа. Европейский суд по правам человека признал, что, хотя налицо вмешательство государства в право собственности, оно может быть оправдано существенным публичным интересом. В то же время практика итальянских властей, предоставлявших правительственными декретами многолетние отсрочки выселения арендаторов из арендованных жилых помещений, была признана Европейским судом неоправданной, нарушающей баланс публичных и частных интересов и ущемляющей права собственников-арендодателей.

19. Ограничением права собственности не может являться договор собственника с каким-либо лицом. Такой договор не затрагивает право собственности и не ограничивает его. Интерес лица, которому передано имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а принятыми собственником на себя обязательствами, в частности, обязательством предоставить вещь в надлежащем состоянии, не препятствовать ее использованию в соответствии с условиями договора и т.д. Таким образом, именно полнота права собственности обязанного лица (должника) является средством обеспечения интересов владельца (кредитора).

Смотрите еще:

  • Часть 1 статьи 84 тк рф Статья 84 ТК РФ. Прекращение трудового договора вследствие нарушения установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора Ст 84 ТК РФ с комментариями и […]
  • Глава доверенность в гк рф Статья 185. Общие положения о доверенности 1. Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами. 2. Доверенности […]
  • Некоммерческие организации краснодара Гражданский Форум Кубани Государственная регистрация некоммерческих организаций Некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и […]
  • Написать письмо герасиму Написать письмо герасиму Герасим: ну погода. 10 градусов, ветер, дождь не перестаёт, октябрьГерасим: я топил сегодня печку. Коняшко: собаки кончились? Что нового я узнала, проверяя сочинения моего 5го […]
  • Оформление документов для выезда на пмж из украины Оформление выезда на ПМЖ из Украины Оформление выезда на ПМЖ из Украины представляет собой подготовку необходимых документов гражданина Украины для переезда на постоянное проживание в другую страну. Про […]
  • С какого момента наступает лишение прав С какого момента наступает лишение прав Вопрос Здравствуйте! С какого момента считается 1 год по 130ой ? С момента происшествия (именно тогда изъяли физически водительское удостоверение) или со дня […]
  • Заплатить госпошлину за смену паспорта Оплата госпошлины за паспорт через Сбербанк При получении паспорта, независимо от того, подаете вы заявление через интернет или при личной явке, возникает вопрос, как оплатить госпошлину за паспорт. […]
  • Как заплатить госпошлину через банкомат сбербанка Как заплатить госпошлину через банкомат сбербанка Оператор отказалась принять наличные, отправила в терминал. Мне необходима пошаговая инструкция оплаты госпошлины за загранпаспорт через терминал […]