Как называется дискриминация по религиозному признаку

Международный женский день

Словарь неравенства

Дискриминировать — это значит относиться к людям по-разному или несправедливо по какой-либо причине, которую невозможно устранить или которая не имеет отношения к данной ситуации. Например, по-разному оплачивать одинаково выполненную двумя людьми работу лишь потому, что она была выполнена женщиной, или темнокожим, или мусульманином, или кем-то, говорящим с акцентом. Существуют другие виды дискриминации — по религиозному признаку, по причине ограниченных способностей, возраста, из-за языка, используемого для общения, или политических взглядов.

Дискриминация из-за расы, или цвета кожи, или от места происхождения предков называется расизмом.

Дискриминация из-за того, что вы мужчина или женщина, называется сексизмом.

Дискриминация зачастую имеет место, когда люди принимают относительно других людей решения, которые не имеют под собой реальных оснований, т.е. в их основе лежат предубеждения. Обычно они думают, что другой человек автоматически ниже по статусу из-за своей расы, религии или пола и т.д. Руководствоваться стереотипами означает исходить из предположения о том, что все люди, представляющие определенную группу или сегмент общества, обладают одинаковыми характеристиками. Когда вы слышите, как кто-то говорит «Все (группа Х человек) они ленивые» (или шумные, или ненадежные), — это стереотип.

Цель Организации Объединенных Наций — помочь всем людям, индивидуально и коллективно, быть оцененными по единым критериям и обеспечить справедливое отношение к ним. ООН разработала много деклараций и конвенций, закрепляющих права людей.

Статья 1.3 Устава ООН гласит, что целью ООН является развитие «уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии».

Все страны, являющиеся членами ООН, должны предоставлять своим гражданам информацию об этих правах и их приобретении. Знание своих прав — это один из шагов на пути к искоренению дискриминации.

Дискриминация по признаку расы, национальности и религии и борьба с терроризмом; терроризм в Ираке — внутри сети аз-Заркауи, меморандум иракской разведки

Правозащитная организация Международная амнистия опубликовала исследование, главный предмет которого состоит в следующем: насколько полезно, если вообще полезно, учитывать расу, национальную и религиозную принадлежность в борьбе с террором. По мнению правозащитников, после 11 сентября 2001 года американские правоохранительные органы нередко учитывали именно эти факторы в попытках выявить потенциальных или скрытых террористов. По исследованию Международной амнистии 87 миллионов американцев живут с риском стать жертвой именно таких, мало оправданных, подозрений. А 32 миллиона заявляют, что в какой-то момент почувствовали на себе предвзятое отношение именно из-за расы, национальности или религии.

В массовом масштабе эти случаи за последние три года зафиксированы в аэропортах. Службы безопасности авиаперелетов уделяют намного более пристальное внимание выходцам из Южной Азии и ближневосточных стран. Логика состоит в том, что эти люди, якобы, с большей легкостью подвержены идеям исламского экстремизма. По мнению Международной амнистии, подобного рода подозрительность, особенно со стороны правоохранительных органов и служб безопасности приводит к обратному эффекту. Это приводит к тому, что жертвы дискриминации чувствуют себя ущемленными и начинают отдаляться от общества в целом. Более того, обращая слишком много внимания на определенные этнические или религиозные группы, правоохранительные органы могут пропустить реальную угрозу. Ибрагим Хупер — директор Совета американо-исламских религий, тоже заявляет, что подозрительность зашла слишком далеко:

Ибрагим Хупер: Мы столкнулись с многочисленными случаями того, что мусульман останавливают или даже задерживают только за то, что они снимают что-то на видеопленку. В одном случае целая группа людей была задержана только из-за того, что они спрашивали, как пройти к рыбному водоему, по случайности расположенному вблизи атомной станции. Остановили их явно по внешнему виду.

Ирина Лагунина: Ибрагим Хупер считает, что отбор по национальному или религиозному признаку непродуктивен, поскольку дает людям ложное чувство безопасности. Впрочем, это мнение разделяют далеко не все. Специалист по вопросам безопасности в вашингтонском научном центре «Heritage Foundation» — фонд Наследие — Джон Халсман:

Джон Халсман: Мнение Международной амнистии, без сомнения, исторически проверено и заслуживает уважения. Но что общего было всех тех людей, которые совершили теракт 11 сентября? Если бы они были одеты в горошек, я бы искал потом всех людей, одетых в горошек, а если бы у них у всех были зеленые глаза, то я бы стал учитывать этот фактор.

Ирина Лагунина: Однако данные Международной амнистии тоже впечатляют. Из 50 штатов США 27 не запрещают расовый подход, а 47 — религиозный. То есть в них нет соответствующих запретительных законов. Именно поэтому организация сейчас работает над общим законодательством с Конгрессом США. Но и в этом случае предвзятое отношение исключить нельзя. Так что предлагают сами люди, чьи права могут ущемляться просто из-за их религиозной принадлежности или национальности? Ибрагим Хупер, директор Совета американо-исламских религий:

Ибрагим Хупер: Офицеры служб безопасности должны просто лучше знать мусульман, американских арабов и выходцев из других групп. Мы выяснили, что простой факт знаний о какой-то группе людей уже смягчает подход и последствия подобных ситуаций.

Ирина Лагунина: Ибрагим Хупер, директор Совета американо-исламских религий.

В дни памяти третьей годовщины терактов 11 сентября несколько исламистских сайтов в интернете разместили аудио обращение человека, который считается лидером террористического движения в Ираке — Абу Мусаба аз-Заркауи. Человек, который разослал это послание, именует себя «Блеском меча» и говорит об аз-Заркауи как о «шейхе и командующем армией мщения». Это — типичная фразеология, типичная лексика обращений внутри исламистских группировок, близких к «Аль-Каиде» или стремящихся стать ближе к «Аль-Каиде».

Вашингтонский институт исследования ближневосточной прессы провел анализ этого обращения. В соответствии с ним, война в Ираке ведется против троих сатанинских группировок — американцев, курдов и шиитов. Премьер-министр страны Ийяд Алауи рассматривается как человек, через которого и действуют эти три враждебные аз-Заркауи силы, и именно поэтому острие стрел должно быть направлено против него. Заркауи объясняет, что основная цель США в Ираке — не завоевать ан-Наджаф, а разрушить суннитский треугольник. И поэтому Заркауи призывает молодежь примкнуть к Джихаду и не бояться американских самолетов — Аллах выше самолетов и у него больше мощи.

Личность Абу Мусаба аз-Заркауи по-прежнему остается спорной. Например, сначала, когда появилось это имя, Госдепартамент США в числе его примет указал то, что у Заркауи нет одной ноги. Но потом появились фотографии этого иорданца, и выяснилось, что он не инвалид. Говорилось, что он командует ячейкой «Аль-Каиды», однако в Афганистане его лагерь подготовки боевиков существовал отдельно от лагерей «Аль-Каиды», а показания некоторых арестованных боевиков свидетельствуют о том, что его организация «Таухид» чуть ли не конкурировала с сетью бин Ладена. Единственное доказательство его личной связи с Усамой бин Ладеном — это письмо о помощи, которое он послал, обосновавшись в Ираке и начиная свою кампанию против сил коалиции. Американская газета «Лос-Анджелес Таймс» провела свое журналистское расследование. Репортаж из иорданского города Зарка, где родился тот, кого сейчас США пытаются убить с помощью воздушных рейдов, называется «Дорога Заркауи в терроризм — типична».

«Город, который дал миру Абу Мусаба Заркауи — непростое место. Ни зелени, ни деревьев, мазаные глиняные кварталы, прерванные мечетями. Говорят, надо быть головорезом, чтобы выжить в этом месте. И у молодого Заркауи были все соответствующие задатки: он носился с толпой уличных мальчишек, крепко дрался и покрыл свое тело татуировками.

К религии он обратился в 80-х, до того, как по арабскому миру раздался клич к джихаду, захвативший молодежь, которая не видела никакой более радужной перспективы в жизни. Тогда его звали Ахмед Халайлех. На самом деле, Абу Мусаб Заркауи — это не имя, это — собрание данных о человеке. Оно означает оцет Мусаба, урожденный города Зарка. А для своих соседей и друзей он по-прежнему Ахмед, человек, которого они никак не могут соотнести с тем описанием, которое дают ему Соединенные Штаты. Они говорят, что Заркауи может быть проблемой, он может быть даже более воинственным террористом, чем Усама бин Ладен. Но даже его мать, которая умерла от рака несколько месяцев назад здесь же в городе, признавалась, что ее сын не насколько умен, чтобы быть идейным лидером и разработчиком террористической войны.

Один из его соседей, он чуть моложе 38-летнего Заркауи, вспоминает молодого Ахмеда: Он якшался с бандой, которая любила выпить, и его даже называли «зеленый человек», столько татуировок было на его теле. Однажды он напился и подрался с двоюродным братом. Во время драки он схватил нож и убил кузена. С тех пор он перестал пить и начал молиться.

Племя, к которому принадлежит Заркауи — Бани Хассан — самое крупное в Иордании. Из этого племени вышли министры, генералы, парламентарии. Однако его семья — бедная и немногочисленная. Его отец — традиционный целитель и вождь небольшого племени в своем городе. Второй из пяти детей, Заркауи вырос в квартире, расположенной под автомастерской, с видом на кладбище. (. )

К концу 80-х годов джихад в Афганистане — против советской оккупации страны — был в полной силе. (. ) Молодые люди воспринимали себя как героев, участвующих в эпической битве в славе в горах Афганистана. Годы афганской войны навсегда изменили это поколение и оставили многим арабским странам проблему — вернуть к нормальной жизни этих бойцов, когда война закончилась. «Это было потрясающе, это была красивая жизнь, это было лучшее, что я видел в жизни», — говорит Салех Илами, иорданский ветеран афганской войны, который встречался с Заркауи в Афганистане и потом женился на его сестре.

Его старые знакомые наблюдают за тем, как за голову Заркауи дают сначала 10 миллионов, а теперь уже 25. Многие здесь говорят одно и то же: Америке нужно пугало, человек, на которого можно было бы свалить вину. «Не думаю, что он — лидер, который стоит таких денег, — говорит один из горожан. — Ну хорошо, они поймают Заркауи, и что? За ним последуют еще тысячи».

Ирина Лагунина: Джонатан Шанзер, сотрудник вашингтонского Института ближневосточной политики. Именно ему в руки попал меморандум иракской разведки о том, что представляет собой сеть аз-Заркауи в Ираке. Называется документ «Структура исламистской группировки «Таухид и Джихад». Джонатан Шанзер сегодня в выпуске передачи «После 11 сентября». Какового происхождение этого меморандума?

Джонатан Шанзер: История меморандума такова. Это — информация из допросов Умара Базиани, человека, близкого к Абу Мусабу аз-Заркауи. Его арестовали в конце мая этого года американские войска, но потом передали иракской службе безопасности. И в основе этого документа — данные, полученные в ходе допросов именно иракской стороны.

Ирина Лагунина: Вы пишете, что сейчас мы знаем намного больше об организации «Таухид и Джихад». Для вас как для исследователя, что показалось новым?

Джонатан Шанзер: Новым стали несколько моментов. Во-первых, документ дал мне возможность задать несколько прямых вопросов американским официальным лицам и получить довольно определенные ответы. Например, меморандум иракской разведки утверждает, что в группировке «Таухид и Джихад» под командованием аз-Заркауи находится около 1400 человек. Я задал вопрос американским официальным лицам, правда ли это. Они утверждают, что на настоящий момент под командованием аз-Заркауи находится не более 500 человек. Очевидно, Умар Базиани давал неверную информацию и завышал данные о количестве боевиков. А во-вторых, немало новой информации дал и сам документ. Например, структура группы. Базиани объясняет, что у группировки есть разные ячейки, разбросанные практически по всему Ираку, что у нее есть серьезная и крепкая структура. Это не просто смешанная кучка террористов, которые примкнули к лидеру по идейным или каким-то другим соображениям. Это — террористическое формирование с отделениями в Курдистане, в Мосуле, в Багдаде, на границе с Сирией. Иными словами, меморандум показывает, что «Таухид и Джихад» представлена почти по всему Ираку.

Ирина Лагунина: Обращусь к документу. В нем сказано, что штаб-квартира группировки находится в городе Фаллуджа, где, возможно, находится и сам Абу Мусаб аз-Заркауи, и его заместитель Махи Шами. Но даже если американской и иракской разведке удастся поймать этих двоих руководителей, сеть не прекратит существование. В стране останутся еще региональные «эмиры», которые в случае необходимости могут взять командование и инициативу на себя. Подобная структура сделана не только для выживания, но и для подготовки одновременных атак в разных частях страны. В соответствии с показаниями Умара Базиани, группировка состоит из иракских арабов и курдов. Вот на этом я остановлюсь. Как это возможно, чтобы курды и арабы воевали вместе против коалиционного правительства?

Джонатан Шанзер: Почему арабы и курды воюют вместе? Ну, это мы наблюдаем уже в течение какого-то времени. Но давайте по порядку. Во-первых, мне кажется, что утверждение, что экстремистские действия в Ираке совершают не иностранные боевики абсолютно верно. Обратите внимание, что число задержанных в попытке проникнуть в Ирак минимально. Их меньше, чем предполагали увидеть даже разведывательные органы. Меньше 5 процентов арестованных в Ираке — иностранные боевики, у которых либо обнаружили иностранные паспорта, либо выявили иностранный акцент. И это — тоже свидетельство того, что большая часть сопротивления, в том числе вооруженного сопротивления, исходит изнутри страны. Теперь второй момент: иракские арабы и курды соединены в одной группировке. Как я уже сказал, это — не новое развитие событий. Мы видели это на примере группировки «Ансар аль-Ислам», группировки, которая предшествовала появлению группы «Таухид и Джихад». На самом деле «Ансар аль-Ислам» — это одна из двух составных частей «Таухида и Джихада». До войны она действовала на севере Ирака, состояла в основном из курдов, но получала помощь от правительства Саддама Хусейна. И сейчас этому найдено документальное подтверждение.

Ирина Лагунина: А вы сами этот момент существования «Ансара аль-Ислама» расследовали?

Джонатан Шанзер: Я в январе этого года ездил в Курдистан и опрашивал некоторых людей, которые открыто говорили, что раньше были членами «Ансара аль-Ислама». Они говорили, что режим партии «Баас» снабжал их деньгами и оружием. Есть несколько источников, которые указывают на то, что какая-то связь существовала. Но в целом, говоря об отношениях между курдами и арабами, можно указать и на некоторые послания аз-Заркауи, и на некоторые документы разведки, которые доказывают, что общее настроение антиамериканизма или, скажем, общее противостояние оккупации перекрывает все другие соображения. Есть данные о том, что в части сопротивления сунниты могут сотрудничать с шиитами. И то же самое относится к курдам и суннитам.

Ирина Лагунина: В анализе документа иракской разведки вы пишете, что, в соответствии с документом иракской разведки, «Таухид и Джихад» имеет контакты с Сирией, а с другой стороны, что им помогал Иран. Иран, якобы, помогал тем, что давал возможность группе «Ансар аль-Ислам» уходить на свою территорию и возвращаться в Ирак только для проведения террористических операций — уже после того, как началась нынешняя война. А с территории Сирии происходит снабжение организации. Более того, из показаний Умара Базиани следует, что военный «эмир» багдадской ячейки, бывший офицер ливанской армии, Абу Мухаммед был тайно ввезен в Ирак с сирийской стороны. И вообще в группе немало людей сирийского происхождения, включая личного телохранителя и шофера аз-Заркауи. Это очень похоже на «Хезболлах» в Ливане, которая тоже эксплуатирует обоих соседей — и Сирию и Иран.

Джонатан Шанзер: Это не удивительно для тех, кто изучает регион. Иран, похоже, помогает только пересекать на время границу и прятаться на своей территории. Есть некоторая информация, которая показывает, что за этим стоит Иранская республиканская гвардия. А что касается Сирии, то в городе аль-Кайм, и это подтверждается и в меморандуме разведки, сопротивление американским войскам было на самом деле самым ожесточенным. Этот город расположен близко к границе с Сирией, и, похоже, что оружие и деньги, которые проникают на территорию Ирака, проникают именно через аль-Кайм. Более того, есть подозрения, что руководство сопротивлением тоже осуществляется с территории Сирии. А Иран сейчас в центре внимания еще и потому, что комиссия, расследовавшая обстоятельства терактов 11 сентября, обнаружила, что некоторые из угонщиков самолетов, выбираясь из Афганистана, прошли через территорию Ирана без штампов в паспортах на границе. Поэтому у меня не вызывает удивления, что какие-то силы в Иране могут предоставлять тыловое обеспечение группировке аз-Заркауи.

Ирина Лагунина: Если позволите, я опять обращусь к «Хезболлах». «Хезболлах» — шиитская организация или шиитская партия. И нет ничего удивительного в том, что Иран ей помогает. Но и «Таухид и Джихад», и «Ансар аль-Ислам» — суннитские организации. Неужели это возможно, что Иран помогает суннитским террористическим организациям бороться против США и шиитского правительства? Неужели возможно, что кто-то в Иране вообще не проводит отличия?

Джонатан Шанзер: Думаю, не надо забывать, что собой представляет Иран. Иран в какой-то мере — это дедушка современного исламистского терроризма. С 1979 года Иран называет Соединенные Штаты великим Сатаной. Эта страна делала все, чтобы ослабить позиции США в регионе. Так что нет, не удивительно, что они могут оказывать какую-то помощь. То есть я не хочу сказать, что они забыли о конфликте между шиитским и суннитским исламом, но они могут сотрудничать с небольшими группировками ради достижения своих целей. Я имею в виду, что ведь группы эти сами по себе маленькие: «Таухид и Джихад» — около пятисот человек, «Ансар аль-Ислам» — 6 — 7 сотен. И если Иран оказывает им помощь и поддержку, то это не значит, что он сотрудничает со всем суннитским исламом. Еще один момент, который важно, по-моему, отметить, состоит в том, что мы говорим об определенных элементах внутри Ирана, а не о режиме в целом. Ведь если посмотреть на иранский режим, то он весь состоит из отельных элементов — аятоллы, политическое руководство, национальная гвардия. У каждого из этих элементов есть какая-то своя цель. Но у кого-то в руководстве явно есть цель дестабилизировать Иран и, таким образом, ослабить Соединенные Штаты.

Ирина Лагунина: Итак, вернусь к меморандуму иракской разведки. В соответствии с показаниями Умара Базиани, после того, как в январе 2004 года американские части арестовали помощника аз-Заркауи Хассана Гуля, отношения между «Таухид и Джихад», с одной стороны, и «Аль-Каидой», с другой, были полностью прерваны. Как утверждается в меморандуме иракской разведки, это произошло потому, что Гуль нес послание от аз-Заркауи Усаме бин Ладену. И вот это послание было захвачено. Но когда это произошло и когда стал известен текст этого послания, многие эксперты поставили под сомнение его аутентичность. Первое, что бросается в глаза, оно написано столь литературным языком, на какой аз-Заркауи просто не способен, и оно показывает высокое развитие интеллекта, которое, даже по свидетельству его родственников, у Заркауи не присутствует.

Джонатан Шанзер: Я видел исследования, о которых вы говорите. Много вопросов до сих пор без ответа. ЦРУ утверждает, что письмо подлинное. А те, кто знаком с Заркауи, говорят, что письмо написано образованным человеком, каким Заркауи не является, и, действительно, на таком языке, на какой аз-Заркауи не способен. Но я уточню, из меморандума иракской разведки следует, что Хассан Гуль нес не это именно письмо, а какое-то послание Усаме бин Ладену, то есть что какие-то отношения между аз-Заркауи и остальной частью сети «Аль-Каиды» были. Но кстати, должен заметить, из показаний Базиани и из меморандума иракской разведки не следует, что связь эта была глубокой. Если вы почитаете этот документ, то вы увидите, что в конце его как раз и говорится об этом смешанном характере отношений. Аз-Заркауи, скорее, не хочет быть в подчинении у «Аль-Каиды». Он не прочь был установить отношения с сетью, но он не обязательно хочет при этом воевать от имени «Аль-Каиды».

Ирина Лагунина: Если посмотреть на структуру «Таухид и Джихад» и «Аль-Каиды», то они, пожалуй, похожи.

Джонатан Шанзер: После 11 сентября, «Аль-Каида» стала менее иерархичной организаций, она стала менее централизованной из целей самосохранения. А в случае с «Таухидом и Джихадом», похоже, эта пирамидальная структура все еще существует. Так что, по-моему, сейчас они выглядят по-разному, но нынешняя структура «Таухид и Джихад» — это структура той «Аль-Каиды», которая была до 11 сентября.

Ирина Лагунина: Джонатан Шанзер, эксперт вашингтонского Института ближневосточной политики. Информация в меморандуме иракской разведки не настолько удручающая. Есть и один положительный момент. Судя по показаниям Базиани, штаб-квартира группировке в аль-Фаллудже сейчас солидно пострадала, и лидеры вынуждены были несколько распылить работу. А некоторые «эмиры» подумывают о том, чтобы переместить штаб-квартиру в Самарру. Но эту информацию пока сложно проверить.

Дискриминация по религиозному признаку: понятия, формы проявления, законодательство

Роман Маранов

Понятие «религия» и «вероисповедание». Общепринятого определения понятий «религия» или родственные термины («секта», «культ», «традиционная религия» и т.д.). в международном праве не существует, и многие государства сталкивались с трудностями при определении таковых. Возможность определения таких терминов с точки зрения юриспруденции оспаривалась в связи с тем, что понятие «религия» может трактоваться по-разному. Распространенной ошибкой при определении религии является признание необходимости веры в бога. Наиболее очевидными примерами, доказывающими обратное, являются классический буддизм (религия, не основанная на идее бога-творца) и индуизм, в котором исповедуется многобожие. Кроме того, использование таких терминов, как «секта» и «культ» зачастую является скорее уничижительным, чем аналитическим.

В международных стандартах термин «религия» не употребляется отдельно. Вместо этого употребляется более широкое понятие «религия или вероисповедание». В понятие «вероисповедание», как правило, входят глубокие убеждения, которые являются основополагающими при определении судьбы человека и мира. Таким образом, идеи атеизма и агностицизма, например, обладают таким же правом на защиту, как и религиозные верования. Случается, что законодательство не защищает в должной мере (или совсем не защищает) права неверующих.

Понятие «дискриминация по признаку религиозной принадлежности». Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (1981) дает определение нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений. Это означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на религии или убеждениях и имеющее целью или следствием уничтожение или умаление признания, пользования или осуществления на основе равенства прав человека и основных свобод.

Формы проявления дискриминации. Как и любая другая форма дискриминации, религиозная дискриминация основывается прежде всего на преследовании меньшинств и нетрадиционных религий религиозным большинством. Принуждение к религиозному однообразию приобрело повсеместный характер.

Если вкратце рассматривать ситуацию с правами верующих и проблему их дискриминации в глобальном аспекте, то можно привести следующие вопиющие примеры.

В Китае, в результате широкой государственной кампании по принудительной регистрации религиозных групп, многие религиозные лидеры оказались в тюрьме и в некоторых случаях подверглись избиению. В Пакистане толпы мусульман разрушили христианские церкви, а немусульмане были приговорены к смертной казни за богохульство или «анти-ислам». В Саудовской Аравии суннитское правительство продолжает запрещать под страхом штрафа или тюремного заключения все немусульманские богослужения. Правительство ФРГ, начиная с 1997 г ., обеспечивает надзор за церковью Саентологии. Это означает, что правительство может проверять почту данной организации, прослушивать телефонные разговоры и направлять своих агентов на собрание церкви. В Судане правительство продолжает агрессию против своих противников в южных регионах страны, бомбя деревни, забирая в рабство детей, подвергая пыткам священнослужителей, особенно христиан. В Бирме правительство откровенно ничего не предпринимает, чтобы остановить беспорядки и разрушения мечетей и магазинов, принадлежащих мусульманам. Более того, солдаты приказывают мусульманам принять буддизм или покинуть страну. Франция приняла противоречивый «антисектантский» закон, объявивший 173 религиозных меньшинства опасными для национальной безопасности, и включающий специальные положения по их роспуску за неприемлемое поведение. В Афганистане в августе 2001 г. режим талибов арестовал 8 человек, включая двух выпускников Бэйлорского университета, за попытки обратить мусульман в христианство.

В Российской Федерации, как сообщается Уполномоченным по правам человека в РФ, случаи дискриминации связаны с одновременным нарушением других прав верующих и связаны с:

· отказом в регистрации религиозных объединений;

· непредоставлением земельных участков под строительство культовых зданий и иных объектов религиозного назначения;

· волокитой или отказом в передаче (или возвращении) ранее изъятых в административном порядке культовых зданий и церковного имущества;

· отторжением у общин вновь построенных или приобретенных ими строений;

· превышением полномочий сотрудниками правоохранительных органов;

· недопущением служителей культа к посещению учреждений системы исполнения наказаний;

· проведением публичных мероприятий, организуемых некоторыми религиозными (или общественными) объединениями, с требованием запретить законную деятельность других религиозных (общественных) объединений;

· публикациями в СМИ материалов, содержащих заведомо ложную или непроверенную информацию, ведущую к разжиганию религиозной розни и нетерпимости.

Запрет дискриминации по признаку религиозной принадлежности в законодательстве зарубежных стран.

Запрет дискриминации по признаку религиозной принадлежности в той или иной форме закреплен в законодательстве практически всех стран мира, при этом закрепление осуществлено на самом высоком уровне – на уровне Конституций государств. При этом речь идет не только о европейских, «цивилизованных» государствах, с устоявшейся демократией и богатыми демократическими традициями, а о таких странах, которые не были «замечены» среди активных сторонников прав человека.

Так, например, подавляющее большинство исламских государств на уровне своих конституций закрепляют равенство прав и свобод граждан, а также запрет на дискриминацию, в том числе, на основании отношения к религии. К таким государствам относятся Ирак, Оман, Алжир, Чад и др. И только несколько государств в мире, в которых Ислам является официальной религией, отходят от принципа равенства граждан по признаку принадлежности к религии. Так, например, согласно Конституции Туниса только мусульманин может быть президентом Туниса. Такое же требование закреплено в конституциях Пакистана и Сирии. В некоторых исламских странах требуется, что бы при вступлении в должность произносилась клятва на Коране.

Вышесказанное подтверждает гипотезу, что сам факт закрепления принципа недисриминации по религиозному признаку на уровне конституции государства не означает отсутствия дискриминации на практике.

Законодательство Европы. Именно Европа в эпоху Просвещения положила начало новой политике в области государственно-церковных отношений, признанию права на свободу совести, отделения церкви от государства, заменив веками практиковавшуюся модель государственной церкви — cuius regio , eius religio (кто правитель, того и религия).

Для того, чтобы лучше понять предпосылки и условия существования дискриминации на основе религии в современном мире необходимо иметь представление об основных моделях взаимоотношений государства и религиозных организаций.

В настоящее время в западной Европе представлены три основные мировые модели таких взаимоотношений: кооперационная, сепарационная (отделительная), и идентификационная.

Кооперационная модель предполагает сотрудничество государства и ряда религиозных организаций в форме объединения деятельности (кооператива) в каких-либо сферах. Предполагается, что, обладая наиболее полной информацией о соответствующей сфере общественных отношений и имея реальные рычаги влияния на религиозные объединения, государственные органы могут оптимальным образом сотрудничать с избранными конфессиями. Например, такая модель существует в Австрии, Бельгии, Германии, Португалии, Испании, Италии, Швеции. Так, в Германии религиозные объединения имеют статус субъекта публичного либо частного права. Статус субъекта публичного права предполагает льготное налогообложение или даже полное освобождение от налогов, право на взимание церковного налога, на обучение религии в государственных школах и т.д.

Политика сотрудничества государства и церкви получила широкое распространение в странах Европы по причине взаимной выгоды и для государства при решении социальных проблем, и для церкви, становящейся признанным институтом особого рода в гражданском обществе. В современной Европе очевидна тенденция к повышению роли кооперации в государственно-церковных отношениях, а стало быть, модели нейтралитета, которую в силу ее распространенности на европейском континенте не случайно называют европейской. На основе принципа отделения и при отсутствии государственной религии (церкви) реализуется легитимное сотрудничество государства и религиозных организаций.

Сепарационная (отделительная) модель государственно-конфессиональных отношений не предусматривает сотрудничества, но обозначает четыре функции светского государства в религиозной сфере: контроль за соблюдением принципа отделения религиозных организаций от государства во всех сферах; правовое регулирование создания, деятельности и ликвидации религиозных объединений, регистрация религиозных объединений, контроль за соблюдением ими законодательства; защита прав верующих и их объединений. Такая модель исторически сложилась во Франции, Нидерландах, Ирландии.

Идентификационная модель — построена на отождествлении государства и религиозного института. (Такая модель присутствует в Великобритании, Дании, Греции, Люксембурге). В ее рамках христианские богословы разработали три варианта государственно-церковных отношений: цезарепапизм (когда государство выступает от имени церкви), папоцезаризм (когда церковь выступает от имени всего государства) и симфония властей. Для нас особый интерес представляет последний вариант, поскольку именно этот вариант рассматривается Русской православной церковью как идеальный, хотя в реальности современную государственно-церковную ситуацию в России очень сложно отнести к какой-либо модели в чистом виде.

Итак, симфония властей — православный (сформированный в Византийской империи) принцип взаимоотношений между церковной и светской властью, заключающийся в том, что светская и церковная власти находятся в состоянии согласия (гармонии) и сотрудничества (синергии), по аналогии с Божественной и человеческой природой Христа, «нераздельны и неслиянны». Притом, церковная власть считается «божественной», а светская — «человеческой».

Согласие выражается, прежде всего, в признании этими властями друг друга в качестве суверенных исторических субъектов, действующих каждый в своей сфере на общее благо. Эти сферы соответствуют разделению жизни человека и человеческого общества на внешнюю (материальную) и внутреннюю (духовную). Благом же считается вечное спасение членов церкви и граждан государства.

Возвращаясь к анализу ситуации с религиозными правами в западной Европе, следует отметить, что проблема социального статуса становится все актуальней для церкви. Если на протяжении веков основное внимание уделялось правам религиозной организации, корпоративному праву, то в современную эпоху приоритет отдается праву индивида. Тем самым обостряется вопрос о статусе церкви как организации и ее правах в общественном устройстве. В настоящее время в европейских странах отсутствует общепринятое, четкое определение понятия «церковь». В результате существуют отличия в практике признания той или иной организации религиозной, и, как следствие этого, определенные ограничения в предоставлении тех или иных прав.

Например, в Италии «Свидетели Иеговы» и церковь Саентологии признаны религиозными организациями. Во Франции «Свидетели Иеговы» таковыми не признаны. Саентологи не признаны религиозной организацией в Германии. Отсутствие единого понятийного аппарата порождает проблему необходимости различения социального и религиозного аспекта в деятельности церкви, что, в свою очередь, влечет за собой отличие и в сфере предоставления тех или иных прав.

В правовой сфере заявляет о себе проблема ограничения религиозной свободы, прозелитизма, особенно в процессе распространения новых религиозных движений и их отношения к государственному порядку. Сложность решения проблемы унификации заключается в том, что по природе своей государственно-церковные отношения весьма консервативны, очень тесно связаны с традицией, которая, в свою очередь, является одним из источников церковного права.

Что касается вопроса влияния перечисленных выше моделей государственно-церковных отношений, то необходимо отметить следующее. Независимо от той или иной модели, принятой в каждом конкретном государстве существует своя система иерархии религий, также порождающая дискриминацию граждан и религиозных объединений по признаку принадлежности к той или иной религии. Это особенно касается Австрии, Бельгии, Дании, Германии, Греции, Италии, Португалии и Испании.

Обычно иерархия состоит из трех уровней. На первом месте стоит так называемая государственная религия. Признаками государственной религии являются:

· государственное финансирование всех ее расходов;

· государственные чиновники осуществляют управление делами церкви;

· только священники государственной религии имеют право вести службы в тюрьмах, образовательных учреждениях;

· только священники государственной религии приглашаются на официальные государственные мероприятия;

· руководство государственной религии активно вмешивается в дела государства и пр.

Такой статус имеет, например, Лютеранская церковь Норвегии. В параграфе 2 Конституции Норвежского Королевства сказано, что все жители государства обладают свободой религиозной совести. Евангелическо-лютеранская религия является официальной государственной религией. Исповедующие ее жители обязаны воспитывать в ней своих детей. Далее, указывается, что Король должен всегда исповедовать евангелическо-лютеранскую религию, оказывать ей поддержку и покровительство. В параграфе 27 установлено, что Член государственного совета, не исповедывающий официально государственной религии, не учувствует в обсуждении вопросов, которые касаются государственной церкви и т.д. При этом необходимо учитывать, что в 2006 году синод Норвегии принял историческое решение об отделении церкви от государства (в Швеции подобное решение было принято в 2000 году). Поправки в Конституцию предполагается внести до 2013 года.

Конституция Греции устанавливает, что господствующей в Греции религией является религия Восточно-Православной Церкви Христовой.

На втором месте, после государственной религии идут так называемые «традиционные» религии и конфессии. Например, Параграф 83 Конституции Финляндии выделяет Евангелическо-Лютеранскую Церковь в качестве главной религии с точки зрения предпочтений государства: «Организация евангелическо-лютеранской церкви и управление ею определяется законом о церкви. Что касается других, уже существующих религиозных обществ, то в отношении них действует то, что установлено или будет установлено. Основание новых религиозных обществ разрешается при соблюдении по этому вопросу закона». Соответственно к роли традиционной религии в Финляндии относится Православие.

На третьем месте находятся «нетрадиционные» религии и конфессии или так называемые «новые религиозные движения». К таковым относятся религиозные движения, впервые возникшие в последние 100-150 лет, основы вероучения которых не соотносимы методологически ни с одной из известных традиционных мировых религий. К такого рода движениям могут быть отнесены, например, сайентология, Международное общество сознания Кришны и некоторые другие.

Такая система категоризации религий порождает системные формы дискриминации. По решению государства религиозные общины «низких категорий» могут быть, например, лишены государственных субсидий или налоговых привилегий, им запрещают преподавать религию в школах и учреждать официально аккредитованных капелланов в государственных учреждениях, таких как тюрьмы, больницы и вооруженные силы. Во многих случаях на такие группы навешивали ярлык вредоносных «сект» или «культов», и против них предупреждали государственные и частные органы, финансируемые или поддерживаемые из госбюджета.

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что в некоторых странах отдельные религиозные общины подвергались дискриминации со стороны государства, в частности, в получении доли государственного финансирования, хотя они были разрешены государством и отнесены к высшей категории. Последнее из этого ряда, но не менее важное, то, что в некоторых странах атеисты, агностики, неверующие и члены религиозных меньшинств не имеют никакого выбора, кроме как участвовать, посредством своих подоходных налогов, в финансировании разрешенных государством религий.

В процессе вступления в Европейский Союз некоторые государства подверглись критике за то, что их религиозное законодательство не соответствует международным стандартам. В частности, Румыния практически полностью позаимствовала закон о религиях из австрийского законодательства и в итоге оно стало еще более жестким, чем было ранее: в настоящее время для каждого нового заявителя – религиозной общины требуется период ожидания (12 лет против 10 в Австрии) и членство в ней 0,1 процента от население Румынии (т.е., более 22 000 сторонников веры по всей стране против 16 000 в Австрии), чтобы претендовать на получение высшего из трех уровней признания и тех же прав, что и ранее признанные религии.

Вопрос «культов». На протяжении первой половины девяностых годов прошлого века мир был потрясен и испуган целой серией коллективных самоубийств и нападений, которые были совершены в Европе, Америке и Азии по инициативе лидеров религиозных движений или движений, претендующих на название религиозных.

Четыре старые западноевропейские государства (Австрия, Германия, Франция и Бельгия) приняли решение разработать и применить специальную антикультовую политику. В 2006 году такая политика все еще была в ходу во многих странах.

В 1998 году Австрия создала у себя Центр документации и информации о культах. Мандат этого государственного органа предусматривает предупреждение и защиту общества от так называемых «культов». Германия учредила парламентскую комиссию и опубликовала ее доклад, но в его развитие в стране не было создано властями никакого правительственного наблюдательного органа и не разработано никакой конкретной политики против культов.

Франция и Бельгия встали на аналогичный путь действий, включая создание парламентской комиссии, опубликование доклада о «культах» и списка из почти 200 подозрительных религиозных движений, учреждение государственных агентств по противодействию ряду «культов», сотрудничество с частными антикультовыми движениями, принятие законов об исключении, а также реализация крупномасштабной политики по борьбе с так называемыми «культами».

Последствия оказались трагическими для новых религиозных движений и их приверженцев. После опубликования парламентских докладов и «черных списков культов» появились многочисленные сообщения во Франции и в Бельгии о случаях нетерпимости и дискриминации в государственном и частном секторах: клеветнические кампании в СМИ; гонения от соседей, на рабочих местах и в школах; подрыв репутации отдельных лиц, увольнения с работы или отказ в продвижении по службе; отставки; запрет на право свиданий с детьми или взятие детей под стражу в делах о разводе; запрет на аренду государственных и частных помещений для проведения религиозных церемоний и собраний; а также многое другое.

Агентства, созданные во Франции и Бельгии работали полным ходом и в 2006 г . На его конец, три комиссии по сектам были сформированы во Франции, последняя – непосредственно в 2006 г .

Во Франции Национальная Ассамблея приняла дискриминационный и противоречивый закон Абу-Пикарда, противодействующий злоупотреблениям слабостью и уязвимостью верующих, объединяющиеся в «секты».

В связи с обостряющейся обстановкой вокруг данного вопроса Европейский парламент в 2005 году принял Декларацию № 0005/2005 «О религиозных правах и свободах во Франции и Европе в целом». В данном документе Европарламент бьет тревогу по поводу увеличения религиозно мотивированного насилия во многих европейских странах, особенно после 11 сентября 2001 года. Также в Декларации указывается на глубокую обеспокоенность по поводу запрета французскими властями ношения учениками религиозных символов в школе. Позиция Европарламента по данному вопросу ясна и недвусмысленна: он повторно подтверждает тот факт, что мужчины и женщины имеют право носить то, что они пожелают. В данном контексте Европарламент призвал Францию пересмотреть указанный запрет и изучить возможности для религиозных меньшинств по интегрированию последних более полно во французское сообщество, включая борьбу с проявлениями религиозной дискриминации.

Источник: «Религия и право» (№ 2 (45), 2008)

Смотрите еще:

  • Ст 1612 коап рф Решение Краснодарского краевого суда от 03 мая 2017 г. по делу N 12-1612/2017 (ключевые темы: перевалка грузов - государственная экологическая экспертиза - экспертная комиссия - морской порт - хозяйственная […]
  • Частный детский сад оплата материнским капиталом Оплата частного детского сада материнским капиталом Ребенок в семье это не только радость, но и многочисленные финансовые траты. Прекращаешь покупать подгузники и пеленки, приходит черед расходовать средства […]
  • Часть 1 статьи 84 тк рф Статья 84 ТК РФ. Прекращение трудового договора вследствие нарушения установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора Ст 84 ТК РФ с комментариями и […]
  • С какого момента наступает лишение прав С какого момента наступает лишение прав Вопрос Здравствуйте! С какого момента считается 1 год по 130ой ? С момента происшествия (именно тогда изъяли физически водительское удостоверение) или со дня […]
  • Судебная власть в рт Глава 4. Судебная власть. Прокуратура Статья 106 1. Правосудие в Республике Татарстан осуществляется только судом. 2. Судьи независимы и подчиняются только закону. Статья 107 Судебная власть в Республике […]
  • Глава доверенность в гк рф Статья 185. Общие положения о доверенности 1. Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами. 2. Доверенности […]
  • Марфино мировой суд Марфино мировой суд Извлечение из "Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" Статья 126. Порядок вынесения судебного приказа 1. Судебный приказ по существу заявленного требования выносится в […]
  • Закон пдд с 1 ноября 2018 Изменения в ПДД, ОСАГО с 1 сентября 2018: что изменится в законодательстве в России с 01.09.2018 Новые поправки в законы, вступающие в силу 1 сентября 2018 года, заставят россиян учить новые ПДД, не брать […]