Warning: Use of undefined constant ddsg_language - assumed 'ddsg_language' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/u184830/uspehliko.ru/www/wp-content/plugins/sitemap-generator/sitemap-generator.php on line 45
Древнее наказание за воровство — Успех

Древнее наказание за воровство

Древняя Русь

Первые русские князья больше занимались не юриспруденцией, а вооруженными набегами. Особенно в плане военных походов их привлекал Царьград. Из походов на земли латинян русичи возвращались не только с добычей, но и новыми знаниями. Следует признать, что, соприкасаясь с более развитой цивилизацией Восточной Римской империи, русские князья и сами обогащались ценными знаниями.

Поэтому не случайно еще до формирования законодательства в русских княжествах, у Руси появились первые международные соглашения в сфере правопорядка. В Договоре русских с греками при князе Олеге в 911 году есть такая фраза: «Если Русин убьет христианина (т.е. грека) или христианин убьет Русина, пусть убийца будет задержан ближними убитого и да убьют они его».

Мирное соглашение 944 года заключенное в правление князя Игоря между Русью и Грецией предполагало, например, такие условия:

«XI. Ежели Греки, находясь в земле Русской, окажутся преступниками, да не имеет Князь власти наказывать их; но да приимут они сию казнь в Царстве Греческом.

XII. Когда Христианин умертвит Русина или Русин Христианина, ближние убиенного, задержав убийцу, да умертвят его».

Таким образом, первоначально смертная казнь у русичей ассоциировалась с кровной местью. Не случайно приводить ее в исполнение должны были родственники убитого. Но вскоре правосознание начало меняться, а сфера применения смертной казни расширяться.

Первое известное летописное известие о введении смертной казни на Руси относится к 996 года. Причем смертная казнь назначалась за разбой, повлекший человеческие жертвы.

Первым Уголовным кодексом на Руси можно считать Русскую Правду (начало XI века). Преступление она определяла не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обиду», нанесенную человеку или группе лиц. Русская Правда предусмотрела и многие понятия, вошедшие в нынешнюю юриспруденцию. Так, ею определялось покушение на совершения преступления (наказывался обнаживший меч), предусматривался такой квалифицирующий признак, как совершение преступления группой (разбойное нападение скопом), предусматривались признаки необходимой обороны (нельзя было убивать вора спустя какое-то время, когда исчезала опасность его действий), а также смягчающие (например, опьянение) и отягчающие (например, корыстный умысел) обстоятельства.

Законы Русской Правды были понятны и просты. В принципе, их можно свести к формуле: «око за око, зуб за зуб». Нанесшего увечье другому не сажали в тюрьму, а подвергали той же участи, например, отрубали руку или ногу. Высшей мерой наказания Русская Правда определяла «поток и разграбление», назначавшейся в трех случаях: за убийство в разбое, за поджог и конокрадство. Представляло собой это наказание конфискацию имущества и выдачу преступника со всей семьей в рабство. Предусматривала Русская Правда и лишение жизни преступника. Одна из ее статей гласила: «Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить, как собаку». Но основной мерой наказания был штраф – так называемая «вира». Сумма ее варьировались в зависимости от тяжести преступления, налагаться она могла как на одного человека, так и на всю общину («дикая вира»).

В качестве примера можно привести происшествие, случившееся на одном княжеском пиру. Дружинник Алексаха ударил братиной по лбу пировавшего персиянина, прибывшего с купеческим обозом. Должно быть, русского молодца бог силушкой не обидел. От его удара заморский гость скончался на месте. А между русичами и персиянами закипела нешуточная потасовка. Дружинники победили. В драке они покалечили еще трех нехристей. Но и сами понесли потери – боярскому сыну Артемиеву «в шуйце жилы искровянили». Княжеской властью был проведен разбор происшествия и вынесено наказание участникам потасовки: Алексашке Сегеню 10 гривен уплатить в казну за нехристя, а сыну Артемиеву получить с персиян за «жилы» штуку шелковую.

Н.М.Карамзин в «Истории Государства Российского» прокомментировал первые русские законы об убийстве так:

«Мы уже имели случай заметить, что Россияне получили свои гражданские уставы от Скандинавов. Желая утвердить семейственные связи, нужные для безопасности, личной в новых обществах, все народы Германские давали родственникам убитого право лишить жизни убийцу или взять с него деньги, определяя разные пени или Виры (Wehrgeld) по гражданскому состоянию убитых, ничтожные в сравнении с нынешнею ценою вещей, но тягостные по тогдашней редкости денег. Законодатели берегли жизнь людей, нужных для государственного могущества, и думали, что денежная пеня может отвращать злодеяния».

Однако все соображения о выгоде отступали на второй план, когда дело касалось княжеской мести.

29 июня 1174 года во Владимире был зверски убит в своём дворце князь Андрей Боголюбский, основатель Владимиро-Суздальского княжества, сын Юрия Долгорукова. Убитого князя выбросили в огород в чем мать родила, и только на следующий день перенесли в церковный притвор, где тело ещё два дня пролежало без отпевания. Однако предсмертные слова князя Андрея: «Прольёте мою кровь – Бог отомстит вам за хлеб мой» оказались пророческими. Правда отомстил за него не Бог, а брат, который сам занялся расследованием этого преступления и сам вынес приговор убийцам. Пятерых исполнителей преступления он повелел расстрелять из луков, а жену Андрея, чье соучастие в злодеянии было доказано, велел засмолить в берестяной бочке и пустить по Поганому озеру.

Законы великого князя Ярослава законы были писаны для Руси. Но в то же время любой князь мог составить совместные законы для взаимоотношений с соседними государствами. Например, смоленский князь Мстислав Давидович в 1228 году составил с немецкими городами договор, в котором было сказано:

«1. Мир и дружба да будут отныне между Смоленскою областию, Ригою, Готским берегом (Готландиею) и всеми Немцами, ходящими по Восточному морю, ко взаимному удовольствию той и другой стороны. А если — чего Боже избави — сделается в ссоре убийство, то за жизнь вольного человека платить десять гривен серебра, пенязями (деньгами) или кунами, считая оных (кун) 4 гривны на одну гривну серебра. Кто ударит холопа, платит гривну кун; за повреждение глаза, отсечение руки, ноги и всякое увечье 5 гривен серебра; за вышибенный зуб 3 гривны (серебра же); за окровавление человека посредством дерева 1 1/3 гривны, за рану без увечья то же; кто ударит палицею, батогом или схватит человека за волосы, дает 2/3 гривны».

В уставной Двинской грамоте великого князя Василия Дмитриевича 1397 года смертная казнь была предусмотрена только для татей-рецидивистов, уличенных в краже в третий раз. Спустя 70 лет, и Псковская судная грамота 1467 г. определяет уже пять преступлений, за которые грозит смертная казнь: храмская татьба (кража из церкви), коневая татьба (конокрадство), переветничество (измена), зажигательство (поджог), кража, совершенная в третий раз.

«А храмскому татю и коневому, и переветнику, и зажигальнику — тем живота не дати; что бы и на посаде покрадется, и в третий раз изличив — живота не дати».

Дальнейшее расширение сферы применения смертной казни в законодательстве Древнерусского государства связано с назначением этой меры за государственные преступления. Впервые за государственные преступления она вводится в Псковской Судной грамоте, которая предписывала казнь за государственную измену.

Судебник 1497 года, принятый при Великом князе Иване III еще более расширил сферу применения смертной казни по сравнению с Двинской и Псковской грамотами. Согласно ему смертной казнью карались: «ведомые лихие люди», убийцы своего господина, изменники, «предатели городов», церковные и городовые шаши (воры), зажигатели, сделавшие ложный донос ябедники, подметники (т.е. подбросившие в чужой двор ворованное).

Судебник 1550 года, принятый при Иване IV, установил смертную казнь уже за многие преступления. Например, смертная казнь назначалась: за первую кражу, если вор пойман с поличным или в процессе пытки сознается в содеянном; за вторую кражу или второе мошенничество, если преступник признается; за разбой или иное «лихое дело» и т.д. При этом подчеркивал, что за перечисленные преступления смертная казнь должна назначаться «без всякой пощады».

Весьма любопытное мнение о причинах ужесточения российского законодательства высказал Н.М. Карамзин, характеризуя эпоху русских княжеств в XI-XIV веках:

«От времен Василия Ярославича до Иоанна Калиты (период самый несчастнейший!) отечество наше походило более на темный лес, нежели на Государство: сила казалась правом; кто мог, грабил; не только чужие, но и свои; не было безопасности ни в пути, ни дома; татьба сделалась общею язвою собственности. Когда же сия ужасная тьма неустройства начала проясняться, оцепенение миновало и закон, душа гражданских обществ, воспрянул от мертвого сна: тогда надлежало прибегнуть к строгости, неизвестной древним Россиянам. Нет сомнения, что жестокие судные казни означают ожесточение сердец и бывают следствием частых злодеяний. Добросердечный Мономах говорил детям: «Не убивайте виновного; жизнь Христианина священна»; не менее добросердечный победитель Мамаев, Димитрий, уставил торжественную смертную казнь, ибо не видал иного способа устрашать преступников. Легкие денежные пени могли некогда удерживать наших предков от воровства; но в XIV столетии уже вешали татей. Россиянин Ярославова века знал побои единственно в драке: иго Татарское ввело телесные наказания; за первую кражу клеймили, за вины государственные секли кнутом. Был ли действителен стыд гражданским там, где человек с клеймом вора оставался в обществе? — Мы видели злодеяния и в нашей древней Истории: но сии времена представляют нам черты гораздо ужаснейшего свирепства в исступлениях Княжеской и народной злобы; чувство угнетения, страх, ненависть, господствуя в душах, обыкновенно производят мрачную суровость во нравах».

Во времена татарского ига ханы «Золотой орды» стали верховными судьями на Руси. Они могли казнить или миловать любого по своему усмотрению, а русские князья должны были ездить к ним на поклон, чтобы хан рассудил их. Но поскольку хану зачастую лишь приходилось выступать третейским судьей в междоусобицах русских князей, то ему, нередко, лишь требовалось выдать «лицензию на убийство». А расправу над соотечественниками осуществляли русские князья.

Это наглядно проявилось в истории вражды двух русских князей-родственников. Князь тверской Михаил был племянником Александра Невского, а князь московский Юрий – внуком. Михаил полонил жену Юрия, татарку по имени Кончака, которая приходилась сестрой хану Узбеку. В плену она умерла от болезни, и этим обстоятельством московский князь воспользовался, чтобы очернить тверского князя перед ханом, говоря, что Михаил отравил Кончаку. Узбек вызвал Михаила в Орду, и в 1318 году отдал его на расправу Юрию. Тверского князя выставили на правеж — на шею ему надели тяжелую колоду, и семь стражников караулили его. Потом увели в кибитку, куда вскоре подъехал со своими людьми Юрий Данилович. Один из сопровождавших московского князя по имени Романец убил Михаила ударом ножа в сердце. Мертвого князя раздели догола и швырнули труп за кибитку.

Сын Михаила, Дмитрий Грозные Очи попытался отомстить убийце отца тоже через татарского хана Узбека. Он нажаловался ему, что Юрий утаил от хана дань, собранную с тверяков. Рассерженный Узбек вызвал Юрия в Орду. Узнав об этом, туда же приехал и Дмитрий Михайлович. 21 ноября 1324 года, в канун дня казни своего отца Михаила Ярославича, он зарезал Юрия и стал ждать ханского суда. Узбек не торопился с принятием решения, но его советники напоминали, что погибший Юрий как-никак был его родственником, а потому негоже хану отставить без наказания его убийство. Узбек внял их советам. 15 сентября 1326 года Дмитрия Михайловича по приказу Узбека всё же казнили.

Что касается способов совершения казни на Руси, то они были довольно разнообразны. Из скандинавских стран вместе с варягами пришли их обычаи расправы с пленниками. Например, князь Олег в ходе похода на Византию, как настоящий викинг, использовал тактику устрашения. Чтобы нагнать жути на противника он практиковал массовые казни пленников. Им рубили головы мечами и топорами, а также топили их. Летописец Нестор утверждал, что воины Олеговы плавали в крови несчастных, терзали пленников, бросали живых и мертвых в море. Но тактика оправдала себя. Византийцы убоялись русичей и согласились заплатить по 12 гривен каждому их дружиннику, только бы те поскорей убрались обратно в свой дикий край.

Отсечение головы являлось обычным способом казни и на Руси. Новгородская летопись 1230 г. называет такую казнь «усечением». Обезглавливание осуществлялось топором на бревне или на плахе. Плаху чаще всего делали из липового дерева.

Утопление обычно применялось при массовых казнях. Но иногда использовалось и в индивидуальном порядке. Так, киевский князь Ростислав, прогневавшись на Григория Чудотворца, повелел связать ему руки, повесить на шею тяжелый камень и бросить в воду.

От язычников-славян при князьях еще были в обиходе ритуальные казни. Человеческие жертвоприношения приписывают даже «крестителю Руси» князю Владимиру.

Легенда гласит, что, увенчанный победою и славою, он решил принести благодарность языческому идолу. И велел бросить жребий, кому из отроков и девиц Киевских надлежало погибнуть на алтаре. Жребий пал на юного варяга, прекрасного лицом и душою, отец которого был христианином. Отец отказался выдать сына на заклание и начал обвинять язычников в безумии кланяться тленному дереву вместо живого Бога. Киевляне терпели христианство, хуление их веры возмутило их.

Народ вооружился, разметал двор варяжского христианина и требовал жертвы. Отец, держа сына за руку, с твердостью сказал: «Ежели идолы ваши действительно боги, то пусть они сами извлекут его из моих объятий». Народ, в исступлении ярости, умертвил отца и сына, которые были таким образом первыми и последними мучениками христианства в языческом Киеве. Церковь назвала их Святыми мучениками Феодором и Иоанном.

Так же говорят, что при князе Владимире на Руси стали практиковать повешенье преступников. А первым официальным повешенным стал казненный в Киеве Федор Бык, обвиненный в убийстве своего отца. Этот вид казни нашел свое отражение и в законодательстве. В уставной Двинской грамоте великого князя Василия Дмитриевича 1397 года говорилось, что следует повесить татя, если его уличат в злодеянии по третьему разу.
Правда приживался этот вид казни на Руси непросто. Путешественник Коллинс писал: «Русские долгое время затруднялись принять повешение как способ казни, думая, что душа человека повешенного, будучи принуждена выходить из тела через нижний проход, тем оскверняется».

С древних времен в качестве наказания применялось сожжение. Этим способом в основном умерщвляли богоотступников — за богохульство, за церковную татьбу, за волховство, за чернокнижество. Особенно популярным этот вид казни был в Новгороде. «За обольщение» народа и неприятие веры христианской по приказу князя Глеба новгородцы в 1071 году сожгли волхва, а в 1227 году они сожгли уже четырех волхвов, хотя бояре хотели помешать этому. В 1157 году в Киеве на костре окончил свои дни еретик Мартин. В 1503 году в Москве были сожжены сектанты: дьяк Волк Иван Курицын, Дмитрий Коноплев, Иван Максимов, Некрас Рукавов и Кассиан, архимандрит новгородского Юрьевского монастыря. В конце XVII в. по велению московского патриарха взошли на костер немцы Кульман и Нордерман — за распространение ереси.

Прямая дорога на костер была раньше всем ведьмам и колдунам.

Когда в 1411 году в Пскове началась эпидемия чумы, по обвинению в напущении болезни были сожжены 12 женщин.

В 1446 г. князь Иван Можайский всенародно сжег вместе с женой боярина Андрея Дмитриевича — за волшебство.

В 1670 г. была сожжена ведунья и ее воровские заговорные письма и коренья; в 1689 г. иноземца Квиринко сожгли вместе с «книгами и с письмами богомерзкими».

При Федоре Иоанновиче сожгли колдуна, нагнавшего порчу на татарского царевича Мурют-Гирея.

В 1671 г. князь Долгорукий сжег в срубе старуху, обвиненную в колдовстве.

В Астрахани в 1672 г. был сожжен Корнило Семенов — у него нашли заговоры.

Иконы подчас ценились выше человеческой жизни. А потому любое покушение на них было чревато серьезной расплатой.

В 1610 году был подвергнут казни поляк Блонский, выстреливший в икону Божьей Матери. Ему сначала отрубили руку, которую он поднял на святыню, а потом отправили его на костер.

Берхгольц в своем «Дневнике» описывает казнь человека, ударившего палкой по иконе: «К правой руке была привязана палка и вместе с рукой обвита насмоленным холстом. Сперва зажгли эту правую руку и дали ей одной гореть до тех пор, пока огонь не стал захватывать далее и князь-кесарь, вместе с прочими вельможами, присутствовавшими при казни, не приказали поджечь костра. Рука его горела одна минут семь или восемь».

Поскольку огню приписывалась сила, очищающая от грехов, сожжение чаще всего практиковалось для «вразумления» отступников от веры. Любопытно, что «инакомыслящих» мог судить не только князь, но и митрополит.

Ярлык, выданный татарским ханом Менчу Темиром, давал право киевскому митрополиту Кириллу казнить за хулу православной церкви, как и за всякое нарушение предоставленных духовенству привилегий.

Казнь на костре порой применялась также и за такие преступления, как измена, поджигательство и ряд других.

В начале XI в. галицкие бояре сожгли Анастасию, любовницу князя Ярослава.

В 1230 году в Новгороде во время голода бояре присуждали к смерти людей, дошедших до людоедства. В летописях об этом сказано так: «Мох ядаху, кору ливову и лист ильм; иним резаху люди живыя и ядаху. То сведавше, бояре иных сжигаху, тако творящих».

Там же в Новгороде в 1442 году были присуждены к сожжению подозревавшиеся в поджогах. В 1493 году в Москве сожгли в железных клетках князя Лукомского и толмача Матиаса, подозревавшихся в намерении отравить Ивана III. А в 1687 году казаки Прилуцкого полка сожгли в печи своего полковника Лазаря Горленко.

Посажение на кол по свидетельству византийских историков применялось восточными славянами. Так, что на Руси эта казнь была известна, но широко распространения не получила.

Четвертование практиковалось в России еще в XV в. В 1497 г. великий князь Василий осудил сторонников своего сына, «казниша их на Москве реке. Руки, да ноги и голову отсекли».

Залитие горла расплавленным металлом, по грамотам, применялось уже в XVI веке. Но оно применялось преимущественно к фальшивомонетчикам.

Первой известной казнью путем колесования считается наказание изменнику Якушке, перебежавшему к туркам во время осады Азова. За это в 1696 году его колесовали. По свидетельству историков эта казнь производилась так:

«Осужденный растягивался по земле; руки и ноги врозь; лицом кверху; голова, руки и ноги прикреплялись к кольям, врытым в землю. Под те места, где нужно было раздробить кости, подкладывались деревяшки с проделанными в них желобками. Раздробление осуществлялось деревянным тяжелым колесом, на одном краю которого была железная полоса. Палач, подняв колесо, ударял ею по месту, где находилась подставка с желобком. Тупое железо не резало мяса, а только дробило кости».

Новое законодательство не только расширяло сферу применения смертной казни, чаще используя ее за государственные и религиозные преступления, но и обозначило свое намерение бороться с профессиональной преступностью. В Судебнике 1497 года для определения закоренелых преступников появился термин — «ведомый лихой человек». И этот термин становится важнейшим при определении наказания в виде смертной казни за уголовные преступления.

История России, всемирная история

Мой аккаунт

  • Хэллоуин — День Всех Святых.
  • 1954, Праздник революции, Алжир.
  • 1981, День независимости, Антигуа и Барбуда.
  • День лидеров возрождения Болгарии, Болгария

Наши проекты

Обсуждения

НАКАЗАНИЯ И ВИДЫ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В СРЕДНИЕ ВЕКА

Разделы статей:

Наша рассылка

Телеграм-канал

В избранное!

Добавили уже 7301 раз!

Конвертер дат:


Наказания после которых люди становились калеками
Бичевание.

Бичевание есть одно из самых жестоких, и, вместе с тем, самых унизительных наказаний. Орудия употреблявшиеся для этого, были весьма различны, смотря по странам и временам: то кнут, вооруженный кожанными ремешками или железными цепочками, то пук розг, часто тяжелая палка, переламывающая кости и разрывающая мясо.

Применялось в основном к людям знатного рода, которых опасались, но не осмеливались погубить. Струя кипятка, накаленное докрасна железо, которое проводили перед глазами, пока они не сварятся.

Т.е. обрезание ушей. Обрезали в основном у слуги вора или искусного мошенника. За значительное воровство отрезали левое ухо. Если вор совершил 3 значительных преступление, то ему грозила смертная казнь.

В Польше вырывали зубы у тех кто в пост ел мясо, а также у жидов, чтобы овладеть их деньгами (слово «жиды» употребляет сам Г.Сансон). Также зубы вырывали промежуточно.

Ампутация кисти руки.

Ампутация кисти руки — одно из увечий, которому больше всего противилась цивилизация. В 1525 году Жан Леклер был осужден, за то что опрокинул статуи святых: ему вытягивали каленными клещами руки, отрезали кисть, оторвали нос, затем медленно жгли на костре. Осужденный вставал на колени, клал свою руку обратив ее ладонью вверх, на плаху, и одним ударом топора или ножа палачь отрубал ее. Ампутированную часть всовывали в мешок наполненный отрубями.

Она нисколько не была в чести, она наводила скорее ужас. К ампутации ног прибегали лишь при первых королях Франции. Также ноги ампутировали пленным во время междоусобных войн. В законах Людовика Святого, мы находим, что за вторичное воровство нога тоже отнимается.

Наказания приводящие к смерти.
Крест.

Распятие довольно таки древнее наказание. Но в средние века мы тоже встречаемся с этой дикостью. Так Людовик Толстый в 1127 году приказал распять злоумышленника. Он также приказал, чтобы рядом с ним привязали собаку и чтобы ее били, она злилась и кусала преступника. Существовал также жалкий образ распятия головой вниз. Он был в употребление иногда у евреев и у еретиков во Франции.

Этот вид смертный казни известен всем. И существовал очень долго. В Средние Века естественно обезглавливание было кульминационным. Во Франции к отсечению головы присуждали дворян. Приговоренный, лежа, клал голову на бревно, не более шести дюймов толщиной, что делало казнь вернее и легче.

Тоже довольно таки распространненный вид казни. Употреблялась в Средние Века наряду с обезглавливанием. Однако, если к обезглавливанию присуждали в основном дворян, то на виселицу попадали в основном преступники из простого народа. Но были случаи, когда знатный дворянин насиловал девушку, которую ему поручили на попечительство, то он лишался своего дворянства. Если же он оказывал сопротивление, то его ждала виселица. Приговоренный к виселице должен был иметь 3 веревки: первые 2 толщиной в мизинец, назывались тортузами, были снабжены петлей и служили для того, чтобы задушить осужденного. Третья называлась жетоном или броском. Она служила только для сбрасывания приговоренного к виселице. Казнь завершал палач, держась за перекладины виселицы, он коленом бил в живот приговоренного.

В средние века фанатизму не было предела, он заставлял зажигаться костры во всей Европе. Обычно устраивали четырехугольный костер, вели осужденного в серых одеждах и сжигали. Но чаще сжигаемые были избавлены от страданий гореть живыми. Так устроители костра использовали багор для перемешивания, как только загорался костер, они вонзали его в сердце приговоренного. Вонзали так, что человек сразу умирал.

Тоже одно из древних наказаний, но и в средние века люди находят ему применение. В 1295 году Мария де Роменвиль подозреваемая в краже, была зарыта живою в землю в Отельи по приговору Бальи Сент-Женевьев. В 1302 году он также приговорил к этой ужасной казни Амелотту де Христель за похищение между прочими вещами юбки, двух колец и двух поясов. В 1460 году , в царствование Людовика XI, Перетта Маужер была похоронена заживо за воровство и укрывательство. В Германии также казнили женщин, которые убивали своих детей.

Баратрум Древнего Рима породил ублиетты. Обычно при помощи них расправлялись с недругами. Ублиетты — это пропасть на дне которой, были копья острием вверх или в бок.

Одна из жестоких смертных казней. К четвертованию приговаривали тех, кто покушался на жизнь его Королевского Величества. Осужденного за конечности привязывали к лошадям. Если лошади не смогли разорвать несчастного, то палач делал разрезы на каждом сочленении, чтобы ускорить казнь. Хотелось бы отметить, что четвертованию предшествовали мучительные пытки. Щипцами вырывали куски мяса из бедер, груди, икр.

Заключалось в переламывании частей тела. Осужденного клали с раздвинутыми ногами и вытянутыми руками на 2 бруска дерева, в виде креста Святого Андрея. Палачь с помощью железного шеста переламывал руки, предплечья, бедра, ноги и грудь. Затем его (осужденного) прикрепляли к небольшому каретному колесу, поддерживаемому столбом. Переломленные руки и ноги привязывали за спиной, а лицо казненного обращали к небу, чтобы он принял смерть в этом положении. Часто судьи приказывали умертвить осужденного, прежде, чем переломить ему кости.

Все кто произносил позорные ругательства подлежали наказанию. Так дворяне должны были уплатить штраф, а те кто был из простого народа подлежали утоплению. Этих несчастных клали в мешок, обвязывали веревкой и бросали в реку. Однажды Луи де Боа-Бурбон встретил короля Карла VI, он поклонился ему, но не встал на колено. Карл узнал его, приказал заключить его под стражу. Вскоре он был заключен в мешок и брошен в Сену. На мешке было написано «Дайте дорогу королевскому правосудию».

Эта казнь часто использовалась во Франции. Так, когда были уличены в прелюбодеянии женщины королевской крови. Они были заключены под стражу, а с их обожателей содрали кожу. Также этот вид казни мы можем встретить, когда жил св.Франциск. Кожу сдирали с тех, кто переводил Библию.

Лапидация или избиение камнями.

Когда осужденного вели по городу, то с ним шел пристав с пикой в руке, на которой развивалось знамя, чтобы привлечь внимание тех, кто может выступить в его защиту. Если же никто не являлся, его избивали камнями. Избиение проводилось двояким образом: обвиненного избивали камнями или же поднимали на высоту ; один из проводников его сталкивал, а другой скатывал на него большой камень.

Ужасная дикая казнь пришедшая с Востока. Но во Франции она был в употребление в эпоху Фредегонды. Она присудила к этому наказанию молодую, красивую и из знатного рода девушку. Суть этой казни состояла в том, что человека клали на живот, один садился на него, чтобы не дать ему пошевелиться, другой держал его за шею. Человеку вставляли в задний проход кол, который затем вбивали посредством колотушки; затем вколачивали кол в землю. Тяжесть тела заставляла войти его глубже и наконец он выходил под мышкой или же между ребер. Хотелось бы мне также отметить, что Англией одно время правил монарх гомосексуалист (его звали Эдуард), то когда мятежники ворвались к нему, они его умертвили путем засовывания в анальный проход раскаленного железного кола.

Суть этой казни заключалась в том, что осужденного, со связанными за спиной руками, поднимали на вершину высокого деревянного столба, где привязывали, а потом отпускали так, чтобы вследствии сотрясение его тела, произошли вывихи его частей тела.

Сварение в кипятке.

К этому виду казни чаще присуждали фальшивомонетчиков. Осужденных кипятили в простой воде, а в некоторых особых случаях кипятили в масле. В 1410 году одного карманника в Париже заживо сварили в кипящем масле.

Удушение производилось с помощью свинцового колпака. Жан Безземельный подверг такой казни одного архидиакона, оскорбившего его некоторыми необдуманными словами.

Хотя щипцы наверное можно отнести к пыткам, но от этой пытки умирали. Суть была в том, чтобы щипцами вырвать мясо. Обычно такая процедура еще включала влитие расплавленного свинца в рот, а также на раны.

Наказания для воров и разбойников на Руси

30 октября 1653 года в России вышел указ об отмене смертной казни для воров и разбойников. Указ просуществовал недолго, вскоре высшая мера наказания вернулась. В разные времена к наказаниям за уголовные преступления подходили под разным углом. Сегодня мы решили рассказать о пяти наказаниях для воров и разбойников на Руси.

ПОЗОР С КОНФИСКАЦИЕЙ ИМУЩЕСТВА

Во времена правления Владимира Красно Солнышко наиболее строго карался разбой, сопряженный с убийством. Преступник, виновный в этом преступлении, не имел права рассчитывать на помощь сельской общины (верви) в выплате виры (денежного штрафа) и выдавался с семьей на поток и разграбление, которые заключались в конфискации имущества преступника и превращении в холопов его жены и детей.

НОВГОРОДСКИЕ ПРАВИЛА

В 1270 году был составлен проект договора Новгорода с немецким городом Готландом. Новгородская власть отличалась всегда гуманностью, но немецкие союзники настояли на ужесточении мер наказания. В проекте было отмечено: «Вор вещи ценной более полугривны наказывается розгами и клеймением в щеку».

ПЕТРОВСКАЯ ПЕДАНТИЧНОСТЬ

Разрабатывая новую политическую стратегию, Пётр I особое внимание уделял уголовному законодательству. В преступлениях против имущества Воинский Устав Петра I выделяет кражу квалифицированную (во время наводнения, пожара, из военных хранилищ, у своего господина). Все эти виды краж карались повешением. Однако наказание за воровство уменьшалось или исключалось, если виновный украл в состоянии «крайне голодной нужды» съестное небольшой ценности или являлся душевнобольным.

ССЫЛКА НА КАТОРГУ

Проект «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года предлагал установить смертную казнь за важнейшие государственные преступления, умышленное убийство родителей, за вторичные тяжкие преступления (убийство, поджог, разбой, грабеж) и важнейшие карантинные преступления. После корректировки «Уложения о наказаниях» Николаем I смертная казнь предусматривалась только за государственные и карантинные преступления. В остальных случаях воровские и разбойные преступления наказывались ссылкой на каторгу.

РАССТРЕЛ С КОНФИСКАЦИЕЙ

В Советской России в 1932 году был принят закон, по которому за хищение колхозного и кооперативного имущества, хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте предусматривался расстрел с конфискацией имущества, который при смягчающих обстоятельствах мог быть заменён на лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества.

Самым тяжким преступлением на Сечи считалось воровство. Даже за мелкую кражу существовало одно наказание — смерть.

Древнее наказание за воровство

Наказания (на примере наказания за воровство)

Формирование института наказания также тесно связано с развитием государства и его институтов. Именно на этой стадии, как полагает Ю.И. Семенов, «возник запрет убийства одними подданными государства других подданных, совершенно независимо от причин, которые их к этому побудили. Законное убийство подданных государства стало монополией государства. Все остальные убийства оказались вне закона, стали преступлениями. В последующем преступлениями стали воровство, грабежи, насилия и т.п. Так формировалось уголовное право».
Наиболее подробный реестр наказаний, принятых у народов Ирана и Средней Азии, содержится в официальной\’китайской хронике VII века «Бейши». Хотя эти наказания применялись в Сасанидской империи, в составе которой находилась лишь западная часть Средней Азии, и могут относиться уже к раннес-редневековому периоду, приведем их полностью: «По уголовным делам за важные преступления вешают на жердях и умерщвляют из лука стрелами; за менее важные вины сажают в заточение и освобождают по вступлении нового государя на престол. За легкие вины отрезывают нос, отрубают ноги, обривают голову, или остригают полбороды и на шею вешают табличку, чтобы стыдить. Разбойников и воров наказывают пожизненным заключением. Прелюбодеяние с женою дворянина наказывается ссылкою мужчины и отрезанием ушей и носа у женщины».

Развитие государства всегда происходило одновременно с усложнением института собственности: дифференциацией прежней общинной или родовой, появлением различных форм частной собственности. Соответственно, возникает новый вид противозаконных действий — преступления против чужой собственности, одной из распространенных форм которых являлось воровство.
Сохранилось свидетельство сирийца Бардесана (154—222 гг. н.э.) о том, что у кушан преступника, уличенного в краже маленького предмета, оплевывают. Оплевывание представляло, по-видимому, своего рода публичную казнь, имевшую определенные социальные последствия для того, кто ей подвергался. Тем самым вор «исторгался» из социума, на него ложилось клеймо пожизненного позора.
Дополнительный материал о воровстве и отношении к нему в кушанскую эпоху можно почерпнуть из религиозных эпиграфических памятников.
Например, среди «владельческих» надписей на керамике из буддийского комплекса Каратепа в Старом Термезе В.В. Вер-тоградова приводит следующую: «Внимание! Личное! Никому не уносить! Кто уносит, тот вор!» (ham-pugaliga/ml — nakai§a-hartthavya-yo-harati-so-coro-bhavati). Очевидно, что данная надпись отражает определенные правовые отношения в буддийской вихаре на Каратепа, касающиеся частной собственности монахов. Правда, кроме вывода, что среди монахов данной виха-ры могли иметь место случаи воровства, данная надпись мало что дает для исследователя истории права. Мы не можем «вычитать» из этой надписи, ни то, как велось расследование в случае кражи, ни то, какое наказание ожидало виновного. Мы можем только предположить это на основании устава Винаи буддийских общин, содержавшей в своей первой части «Классификации Винаи» («Виная-вибханги»), дисциплинарные нормы сангхи. Она содержала толкование изречений Будды, посвященных правилам поведения монахов и разновидностям дисциплинарных взысканий в случае их нарушения, в зависимости от тяжести содеянного — от покаяния до исключения из сангхи. Поскольку воровство считалось в буддизме одним из тяжелейших грехов, то, согласно Винае, уличенный в нем подлежал изгнанию из общины.
Учитывая, что вместе с южными районами Средней Азии в состав империи Кушан входила и значительная часть Индии, можно гипотетически предположить влияние на среднеазиатское право не только этих правовых идей буддизма, но и более разработанных текстов древнеиндийской правовой мысли. Любопытно привести нормы в отношении наказания воров, содержавшиеся в «Дхармашастре» Нарады — памятнике древнеиндийской правовой мысли и относящиеся к той же эпохе, что и сообщение Бардесана и надпись из Каратепа. В этом правовом своде существовал специальный раздел, названный «Меры против воров». В нем регламентируются два вида наказания за воровство — штрафы и отрубание от пальца («при первой краже у вора-карманника») до всей конечности, а также смертная казнь. Величина штрафа и телесного наказания ставилась в прямую зависимость от ценности украденного: «Следует налагать наказание на вора: за более тяжкое преступление — более тяжкое наказание». Вообще, наложение штрафа было достаточно распространенным видом наказания за воровство у индо-иранских народов на рубеже древности и раннего средневековья, о чем сообщается в уже цитированной выше китайской хронике «Таншу»: в государстве Босы (Персии) «воры платят штраф в серебре».
Что касается зороастризма, то два, по-видимому, основополагающих зороастрийских текста, в которых содержались нормы в отношении кражи имущества, — Никадум (Nikâdûm) и Гана-басд-сар-нигад (Ganabasâ-sar-nigad) — сохранились только в сжатой аннотации в четвертой главе Денкарта.

В Видевдате нормы, связанные с воровством, содержатся лишь в одном отрывке в четвертом фрагарде, где к воровству приравнивалось невозвращение долга: «Тот, кто не возвращает долга человеку, одолжившему ему, крадет вещь и обворовывает человека. И делает он это ежедневно и еженощно, пока хранит он в доме своем собственность соседа своего как свою личную» (Ви-девдат, IV, 1). В пехлевийском комментарии к этому фрагменту можно увидеть то, какое наказание ожидало несостоятельного должника: «Вор он, когда берет, не собираясь возвратить; грабитель он, когда, будучи попрошенным вернуть, он отвечает отказом… Он—вор из воров и грабитель из грабителей. Он достоин тюремного заключения и телесного наказания, так как он оплодотворяет Ложь». В Западном Иране на наличие аналогичных норм указывает свидетельство Геродота: взятие денег в долг считалось среди персов вторым низменным поступком после лжи — на том основании, что должник больше всего склонен лгать (Herodot I, 183).
В другом зороастрийском сочинении «Дадестан-и Дениг» (Книга религиозных решений) в качестве воровства названо совращение чужих жен. В Ясне 12 («символе веры» зороастризма) приводятся слова, которыми каждый верующий зороастриец должен был отречься «от хищения и захвата скота, от причинения ущерба и разорения» и поклясться обеспечить «свободную жизнь и свободное движение тем хозяевам, которые содержат на этой земле скот».
Приведенные нами сведения, при всей их мозаичности, позволяют, по крайней мере, обозначить тот контекст, в котором формировались уголовно-правовые нормы в отношении воровства древней Средней Азии. Можно отметить, что дальнейшее развитие форм наказания за воровство на территории Узбекистана шло в направлении их ужесточения. Так, по свидетельству нахолившегося в плену в Бухарском ханстве Филиппа Ефремова (втор. пол. XVIII в.), «казнь бывает в воровстве за малость; мужской пол вешают, а женский окапывают по груди в землю и убивают каменьями».
Таким образом, на территории древних государственных образований Средней Азии шли общие для всего древнего мира процессы превращения религиозно-ритуальных норм и обычаев в правовые и постепенного выделения права и законов в самостоятельный институт государства. Хотя недостаток источников не позволяет восстановить эти процессы в деталях, все же представляется очевидным, что они отражали достаточно высокую степень дифференциации социальных и политических отношений.

Какие казни знает история России

Сегодня у многих вызывает недоумение юридическое понятие «смертная казнь». Так уж сложилось, что современное определение самого слова «казнь» означает лишение жизни как карательную меру. Поэтому возникает вопрос: может ли, в принципе, казнь быть не смертной? Да, может! На самом деле в древнерусском и старославянском языках слово «казнь» означает наказание вообще (слова «наказание» и «казнь», собственно, одного корня). Отсюда: «семь казней Египетских» из Библии — тех бедствий, которые Бог наслал на Египет за притеснение Фараоном израильтян. И отсюда же слово с возвратным значением «казниться», то есть упрекать себя за что-то, а буквально: «наказывать самого себя».

Русский язык развивался, приобретал новые лексические формы, и постепенно слово «казнь» стало означать только уголовное наказание. В эпоху, когда сложился современный русский язык (начало XIX века), этим словом обозначалось лишь три вида уголовного наказания: смертная казнь, торговая и гражданская.

Смертная казнь – единственная из «казней», которая сохранилась в уголовном праве России по сей день, но и на нее сейчас наложен мораторий. Это, собственно, и есть казнь в сегодняшнем значении – лишение жизни как мера наказания. До конца XVIII века она могла осуществляться разными способами, порой очень отвратительными для сознания современного человека, хотя чаще всего – через отсечение головы или повешение. Последнее преобладало в высшей мере наказания с XVIII века до Революции, пока большевики, «воспитанные» на фронтах Гражданской войны, не сделали основным смертным наказанием для всякого рода тяжких преступников расстрел, ранее применявшийся в основном в армии.

Поскольку уже очень давно в России не существует других «казней», кроме смертной, нынешние россияне и считают, что другой казни быть не может. Но общество старины знало еще торговую и гражданскую казнь.

Торговая казнь — это юридическое наименование публичного наказания кнутом, которое обычно совершалось на торгу – базарной площади, то есть самом людном месте города. Это должно было опозорить преступника и устрашить тех, кто захочет последовать по его пути. Само по себе данное наказание идет от времени монголо-татарского ига, и сам кнут для торговых казней не русское изобретение, а заимствован у татар. Он изготовлялся особым образом и был опасным орудием истязателя. Один профессиональный удар кнутом разрывал и кожу приговоренного, и мышцы под ней; мог, будучи правильно поставленным, перебить позвоночник.

Нередко торговая казнь имела смертельный исход. А иногда власти по каким-то причинам не желая официально применять смертную казнь, но и не имея намерения оставлять преступника в живых, приговаривали его к торговой казни, сделав такие указания по исполнению приговора, которые практически не оставляли приговоренному шансов выжить. Смерть преступника от наказания кнутом в то время не расследовалась, считаясь «волей Божьей». Неудивительно, что даже матерые уголовники боялись торговой казни, заранее, еще не успев и совершить очередное преступление, подкупали палачей, чтобы те, если что, не секли их сильно. Кнутом наказывали за кражу, преступления против властей, оскорбление уважаемых лиц, грабежи и разбои, злоупотребление должностными полномочиями и коррупцию.

Хотя кнутобойство считается сегодня чем-то дремуче-далеким, относящимся к непросвещенной эпохе, на самом деле оно существовало в России до середины XIX века, то есть было и во времена Пушкина и Тургенева. Только в век Просвещения оно не распространялось на дворян, купцов и духовенство, а было уделом преступников из непривилегированных сословий.

Кроме того, существовали телесные наказания батогами (толстыми прутьями), плетьми, розгами, однако они к торговой казни не относились и как тяжкое наказание не рассматривались, поскольку чтобы иметь какие-то серьезные последствия, ими нужно было нанести гораздо большее количество ударов, чем кнутом.

Все телесные наказания в уголовном и административном праве России были отменены в 1904 году.

Третий вид казни – гражданская, которая появилась в уголовном праве России в XVIII веке и существовала до Революции. Это – лишение гражданских прав с конфискацией имущества после процедуры публичного унижения: осужденного привязывали к столбу на площади или ставили на колени, повесив на шею табличку с указанием вины, ломали над головой шпагу, и человека на некоторое время оставляли на обозрение толпе. Затем его заточали в тюрьму или отправляли в ссылку. По сути это была альтернатива смертной казни за особо тяжкие преступления. Так были наказаны печально знаменитая истязательница крепостных Дарья Салтыкова (Салтычиха) и идеолог русского социализма Николай Чернышевский.

Смотрите еще:

  • Кредит на земельный участок и строительство дома Строительство дома в кредит: документы, банки, нюансы Прокредитовать можно не только покупку очень дорогого городского жилья, но и загородного деревянного или кирпичного дома. Даже кредит на строительство […]
  • Воинская часть 34667 в алакуртти мурманская область Мамы солдат Заполярья Меню навигации Пользовательские ссылки Информация о пользователе Вы здесь » Мамы солдат Заполярья » Печенга 200-я ОМСБр - Алакуртти 80-я ОМСБр » ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО В/Ч 34667, […]
  • Страховая деятельность в россии 2018 Страховой рынок 2018 Советуем прочитать наш материал Страховой рынок, а эту статью разбиваем на темы: Страховой рынок 2018 Страховщики в уходящем году отмечали не совсем благоприятную ситуацию как в […]
  • Ст 1612 коап рф Решение Краснодарского краевого суда от 03 мая 2017 г. по делу N 12-1612/2017 (ключевые темы: перевалка грузов - государственная экологическая экспертиза - экспертная комиссия - морской порт - хозяйственная […]
  • Часть 1 статьи 84 тк рф Статья 84 ТК РФ. Прекращение трудового договора вследствие нарушения установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора Ст 84 ТК РФ с комментариями и […]
  • Частный детский сад оплата материнским капиталом Оплата частного детского сада материнским капиталом Ребенок в семье это не только радость, но и многочисленные финансовые траты. Прекращаешь покупать подгузники и пеленки, приходит черед расходовать средства […]
  • С какого момента наступает лишение прав С какого момента наступает лишение прав Вопрос Здравствуйте! С какого момента считается 1 год по 130ой ? С момента происшествия (именно тогда изъяли физически водительское удостоверение) или со дня […]
  • Марфино мировой суд Марфино мировой суд Извлечение из "Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" Статья 126. Порядок вынесения судебного приказа 1. Судебный приказ по существу заявленного требования выносится в […]